Logo Logo

Владимир Кулиниченко: три «кругосветки» и вся жизнь

#Владимир Кулиниченко #кругозір

В день старта 12-й кругосветной регаты Volvо Ocean Race 11 октября 2014 года на клубном заседании одесской яхтенной школы «Катран» выступил Владимир Кулиниченко, одессит с американской «пропиской», единственный в СНГ участник трёх кругосветок Whitbread – Volvo Ocean Race.

Рассказ Владимира был настолько интересен, что я захотел послушать его историю ещё раз и более подробно. В моих глазах человек, прошедший под парусом более 200 тысяч морских миль, под стать астронавту, ступившему на лунный грунт. И эти мили пройдены не в ленивых круизах с отдыхающими на борту. Большая часть морской жизни яхтсмена прошла в ревущих сороковых и семидесятых Южного океана, то есть в самых неблагоприятных для мореплавания местах на Земле. Пережил он и «идеальный шторм»…

54-летний яхтсмен-профессионал Владимир Кулиниченко свой путь в море начал в 11 лет в Одесской детской парусной школе яхт-клуба на пляже «Отрада». А сегодня его «база» находится во Флориде, в городе Сэнт-Питерсберг. Но принадлежит ему весь мир. В этом сезоне он был в Одессе, участвовал в Кубке Чёрного моря, а в ноябре гоняется в Гёчеке, на регате Race Week.

По окончании Одесского института инженеров морского флота Владимир распределился на Дальний Восток, потому что мечтал походить на яхте именно там. Причём думал, что сможет осуществить свою мечту лишь спустя несколько лет – после того, как отдаст долг государству. Но уже через 2 месяца стал помощником капитана на парусной экспедиционной шхуне «Светлана». Четыре года он провёл на шхуне, собирая для Академии наук СССР данные по акустике океана в районе Камчатки. Исследования имели секретный характер. Достаточно сказать, что за работой учёных-яхтсменов тогда внимательно следил американский крейсер «Техас».

«Фазиси»
После дальневосточной «одиссеи» Кулиниченко вернулся в родной город, работал инженером в лаборатории мореплавания, попутно учился в высшей мореходке. И три года прокапитанил на яхте «Гранат», принадлежащей этому учебному заведению. Но его манили дальние морские путешествия, и он записался матросом на большое парусное судно «Дружба». За восемь месяцев обошёл Европу, а после – получил судьбоносное предложение участвовать в проекте «Фазиси».

Тогда, в 1988 году, советские яхтсмены впервые решились участвовать в престижной международной кругосветной регате Whitbread. Владимир не мог упустить такой шанс. Он уволился с работы и отправился на строительство «Фазиси». Яхту назвали так в память о древнегреческом поселении на месте грузинского Поти, где, собственно, и рождалась парусная лодка. Проект «Фазиси» стал возможен благодаря инициативе московских яхтсменов, поддержке грузинской компании с таким же названием и немецким предпринимателям, с которыми было создано первое в Советском Союзе совместное предприятие. Дизайнером лодки стал Владислав Мурников. На потийскую судоверфь, где строились «Колхиды» (суда на подводных крыльях), были приглашены яхтсмены-строители из Киева. Таким образом была собрана команда проекта.

В качестве конструктивного материала для корпуса яхты выбрали алюминий. По проекту его толщина была довольно малой. Настолько, что в один прекрасный день Владимир уронил на предполагаемую палубу плоскогубцы, которые с легкостью её пробили. В бушующем океане – с его невероятными нагрузками – прочность корпуса играет ключевую роль. Было принято решение увеличить толщину основных его конструкций. В результате вес лодки превысил расчётный на 4 тонны.

Строительство корпуса заняло 8 месяцев, после чего лодка на самолёте «Руслан» была отправлена в Англию, для достройки. Оттуда «Фазиси» и стартовала в регате. Первые два этапа Кулиниченко пропустил. К экипажу он присоединился в Австралии. К тому времени советский экипаж приобрёл популярность среди участников и болельщиков регаты. А их яхту называли летающей. Уже тогда проявился талант дизайнера Влада Мурникова. С ним Кулиниченко сотрудничает и по сей день.

На «Фазиси» Владимир занял позицию вахтенного начальника, кроме того он был и судовым парусным мастером (шить паруса начал ещё в детстве). В океанских гонках каждый член экипажа должен быть специалистом в какой-то области, ведь здесь неоткуда ждать помощи. Всякий ремонт и текущее обслуживание лежит на самих яхтсменах.

Тогда, в кругосветной регате Whitbread 1989/90, «Фазиси» заняла почётное 11-е из 23 мест.

Сегодня 83-футовая «Фазиси» продолжает свою жизнь в гонках. Она перешла к группе польских яхтсменов и базируется в Северной Америке. После регаты Whitbread яхта участвовала в операции «Парус» и дважды пересекала Атлантику.

«Одесса» и «Гетьман Сагайдачний»
В проекте «Фазиси», в регате Whitbread 1989/90 активное участие принимал известный одесский яхтсмен Анатолий Верба. Ещё на борту «Фазиси» у него родилась идея создать яхту «Одесса», которая участвовала бы в следующей кругосветной регате Whitbread. Верба хотел посвятить этот проект 200-летию Одессы. Как и на «Фазиси», он пригласил Кулиниченко в команду. Владимир взял на себя обеспечение яхты парусным гардеробом. С этой целью поехал учиться в Америку, повышать квалификацию парусного мастера. Своё обучение оплачивал сам. Более того: в Америке Владимир сумел собрать американцев, неравнодушных к проекту «Одесса». Ключевым человеком был Рик Гражерино, хозяин фирмы, где Владимир проходил обучение. Он же стал и крёстным отцом одессита. Вместе со своими друзьями-яхтсменами Рик организовал американо-украинский синдикат «Одесса 200», который сыграл решающую роль в финансировании проекта, когда от него отказались первоначальные спонсоры. Благодаря поддержке американцев яхта достраивалась во Флориде, куда её перевезли из Чкаловска.

Дизайнером яхты был ленинградский конструктор Игорь Сиденко, один из самых талантливых и прогрессивных дизайнеров Советского Союза того времени. Однако отсутствие опыта в проектировании макси-яхт сказывалось. Как считает Кулиниченко, «Одесса» явно не дотягивала до своих конкуренток.

В проекте «Одесса» Кулиниченко участвовал полностью во время строительства и в России, и во Флориде, а также на первом этапе регаты Whitbread 1993/94. Старт регаты был дан в Англии, куда «Одесса» В проекте «Одесса» Кулиниченко участвовал полностью во время строительства и в России, и во Флориде, а также на первом этапе регаты Whitbread 1993/94. Старт регаты был дан в Англии, куда «Одесса» заблаговременно перешла через Атлантику. После первого этапа, завершившегося в Уругвае, Владимир решил выйти из проекта. Он считал невозможным идти в ревущие южные широты с капитаном, с которым не было согласия. С Вербой они расходились во мнениях относительно способов обеспечения безопасности. Анатолий Верба оставался для Владимира ментором, учителем, уважаемым человеком. Именно он пригласил Владимира на «Фазиси» и «Одессу». Однако… заблаговременно перешла через Атлантику. После первого этапа, завершившегося в Уругвае, Владимир решил выйти из проекта. Он считал невозможным идти в ревущие южные широты с капитаном, с которым не было согласия. С Вербой они расходились во мнениях относительно способов обеспечения безопасности. Анатолий Верба оставался для Владимира ментором, учителем, уважаемым человеком. Именно он пригласил Владимира на «Фазиси» и «Одессу». Однако…

Владимир уже собирался ехать домой. Но его встретил кэп другой украинской яхты – «Гетьман Сагайдачний» – и пригласил к себе помощником. От такого предложения Владимир не смог отказаться.

«Гетьман» был построен по проекту знаменитого Брюса Фарра. В той гонке у Фарра было два проекта (тогда это разрешалось правилами). Одна лодка делалась для тренировок, а вторая – непосредственно для самих гонок. Тогда Фарр сделал две лодки для команды «Yamaha». Первый тренировочный вариант проекта был продан украинцам, который они реализовали на заводе в Харькове.

Пример двух украинских лодок, участвовавших в Whitbread 1993/94 («Одесса 200» и «Гетьман Сагайдачний»), наглядно показал, насколько важен дизайн яхты и его исполнение.

«Гетьман» был спроектирован всемирно признанным классным дизайнером. При его строительстве применён прогрессивный материал – кевлар, в то время как «Одесса» строилась из обычного пластика. Кроме того, в отличие от «Гетьмана» «Одессу» созидали люди, не имевшие опыта в яхтостроении. Её делали на заводе, где собирали экранопланы. В итоге из десяти соревнующихся яхт «Гетьман Сагайдачний» пришёл седьмым, а «Одесса» – последней.

Слабым местом «Сагайдачного» было плохое финансирование. Несмотря на то, что основным спонсором яхты выступал «Градобанк», наступил момент, когда пришлось по пути собирать деньги. А гардероб «обновляли» при помощи экипажей-конкурентов, которые отдавали свои уже отработавшие паруса.

Что же касается дизайна, то требования к лодкам организаторы Whitbread, а затем Volvo Ocean Race меняли каждый раз. Если «Фазиси» была 83-футовой, то «Одесса» – уже 63-футовой. Тогда применялось «правило коробочки» – box rule. Согласно ему любая яхта-участник по своим параметрам не должна была выходить за пределы заданной «коробочки». Допускались вариации лишь внутри. И результаты гонки определялись без гандикапа. В сегодняшней гонке Volvo Ocean Race применяется принцип one design, т. е., в регате принимают участие монотипы. Конкурс на проектирование лодки для этой престижной регаты выиграл всё тот же Брюс Фарр. Все яхты строятся в одной английской компании Green Marine. Там же был построен и корпус «Косатки» – яхты третьего кругосветного проекта Владимира Кулиниченко.

В эмиграции
После Whitbread 1993/94 Владимир переехал в Америку. Дома он не смог расти как профессиональный яхтсмен. В то время в нашей стране разваливалось всё, что могло развалиться. В том числе и яхт-клубы. Чтобы оставаться в яхтинге вообще, надо было наниматься к новым судовладельцам, которых интересовали банальные «покатушки» с пьянками. Это был прямой путь к деградации.

А в Америке Владимир участвовал в одной гонке за другой. Испробовал несколько типов американских яхт. Он вообще считает, что яхтсмен должен испытать всё.

Из всех пройденных регат Владимир выделяет восемь Бермудских гонок и Фастнетскую в Англии.

Фастнетская регата считается одной из самых тяжёлых. В 1979 году случилась самая трагическая гонка: тогда погибло 15 яхтсменов и 3 спасателя. Место для регаты – самое неблагоприятное, какое только мог придумать Создатель. Сюда, к берегам Великобритании, приходят циклоны с дождями, сильными ветрами и течениями. Но именно здесь проводятся самые престижные гонки. И Кубок Америки родился тоже здесь.

Владимир, как и многие прочие, чувствовал себя на Fastnet Race плохо. Но на американской 78-футовой лодке его экипаж взял второе место.

А незадолго до Фастнета эта же лодка приняла участие в знаменитой регате, посвящённой 150-летию Кубка Америки – America’s Cup Jubilee Regata 2001. Были приглашены яхты Нью-Йоркского и британских Королевских яхт-клубов, капитаны, в разные годы участвовавшие в Кубке Америки. Был собран цвет мирового современного парусного спорта. Приятно осознавать, что был там и наш земляк Владимир Кулиниченко.

«Косатка»
В российский проект Team Russia с лодкой «Косатка» в регате Volvo Ocean Race 2008/09 Владимира пригласил директор Team Russia Майкл Вудс.

«Косатка» была детищем 40-летнего российского предпринимателя из Санкт-Петербурга Олега Жеребцова. Он вложил в неё 14 млн. евро и сам стал членом команды.

Кулиниченко посвятил этому проекту полтора года. Как обычно, он работал парусным мастером, а в гонке был рулевым, пройдя на яхте 15 тысяч миль.

«Косатку», спроектированную Робом Хэмфрисом, построили на верфи Green Marine, в Лимингтоне (Англия). Дизайн её вызывал интерес у специалистов и всех окружающих.

В носовой части яхты на каждом борту были расположены по два брызгоотбойника, которые обеспечивали дополнительную подъёмную силу на попутных ветрах, а также снижали массу воды, заливавшей палубу.

Несмотря на весь энтузиазм Олега Жеребцова, его средств не хватило, чтобы от начала до конца провести всю гонку. В Сингапуре «Косатке» пришлось сойти с дистанции. Из сорока членов команды были уволены все кроме двух – капитана и Владимира Кулиниченко. Новый перегоночный экипаж из семи человек перегнал лодку через Кейптаун в шведский Гётеборг.

Отсюда вместе с другими яхтами «Косатка» направилась на финиш – в Санкт-Петербург. И Владимир Кулиниченко тоже присутствовал на её борту. Этот пункт был предусмотрен в его контракте, так как после стольких кругосветок заветной мечтой гонщика было финишировать с Volvo Ocean Race в водах СНГ. В чём, стоя за штурвалом и ведя лодку по Неве, на которой днём (!) развели мосты, он и признаётся в фильме, снятом компанией ВВС.

На острие парусных технологий
Владимир Кулиниченко – не единственный член экипажа «Фазиси», оказавшийся в эмиграции. Эдгар Терёхин и Виктор Камкин уехали в Австралию, Виктор Погребной – в США. Туда же переселился и дизайнер «Фазиси» Владислав Мурников.

Влад Мурников живёт сейчас в Бостоне. Так получилось, что самые революционные решения в американском яхтостроении сегодня предлагает русский дизайнер. Последняя его разработка – 29-футовая Speed Dream. Она – прототип 100-футовой лодки, которая должна развить скорость 50 узлов; причём это однокорпусная яхта, а не катамаран. Она вся из карбона. Фишка лодки – «летающий» киль, находящийся не в воде, а над ней! За счёт этого увеличиваются остойчивость, откренивающий момент, а боковое сопротивление обеспечивается двумя швертами, расположенными по бортам.

Со стороны корпус лодки кажется опрокинутым вверх дном. Эффект создаётся за счёт «перевёрнутого» носа. Он спроектирован таким образом, чтобы разрезать волну не сверху, а снизу. Благодаря этому сводится на нет количество воды, заливающей палубу.

Владимир Кулиниченко работает тест-пилотом этого проекта, как, впрочем, и других проектов Влада Мурникова. Он также автор дизайна проводки такелажа и парусов на Speed Dream.

Идеальный шторм
За свою жизнь Владимир насобирал множество интересных историй, случившихся с ним под парусом. Как-то, в беседе с американским журналистом и писателем, он насчитал 92 таких истории. Может быть, когда-нибудь появится книга, где они будут рассказаны.

На этой истории мы с Владимиром расстались. Впереди его ждали две регаты в Средиземном море…

Напряжение было колоссальным. Самый физически сильный и опытный яхтсмен прямо на вахте расплакался и спросил капитана, увидит ли он ещё свою семью. На что Кулиниченко ответил: «Меня не волнует твоя семья. На Тортоле в баре меня ждёт бокал с ромом. И я хочу его выпить». Тогда матрос наверняка подумал, что капитан не в себе. Тем не менее на третий день перехода они прорвались к солнцу и таки выпили по бокалу заветного рома на Тортоле.

А я услышал от него про идеальный шторм, в который он попал в ноябре 2001 года на Бермудах. Тогда экипаж из четырёх человек перегонял яхту J 44 на Виргинские острова. Зашли на Бермуды и там получили информацию, что надвигается огромный штормовой фронт, который пересекает всю Северную Америку. Владимир, как капитан, принял решение уходить от шторма в сторону острова Тортола. Он рассчитывал, что шторм столкнётся с областью высокого давления Bermuda High, и, как это обычно бывает, «рассыплется». Но прошло два дня, а шторм и не думал утихать. Кроме того, в Пуэрто-Рико зарождался новый циклон, который двигался навстречу. Таким образом яхта оказалась в клешнях двух циклонов. Первый порыв обрушился на них со скоростью 69 узлов. И хотя стаксель был уже убран, а грот зарифлен на две полки, ползунки на гроте сразу отлетели, и яхта оказалась без грота. Начался дождь, который шёл 72 часа. Сила ветра колебалась между 55 и 75 узлами.

Марат ЯКУПОВ.