Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Поход «за семь морей»
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 100;

Идея похода морем в Турцию на моторном катере с гордым названием "Неукротимый" (Galeon 330) возникла в октябре 2009 года. Тогда я впервые побывал в Стамбуле. И, сидя на берегу Босфора в уютном ресторанчике возле бухты Золотой Рог, наблюдал за "броуновским движением" катеров, яхт, лодочек разных мастей, пересекающих пролив из Азии в Европу и обратно. Пытался понять их специфические "правила дорожного движения", которые, как потом выяснилось, также отсутствуют и в турецких городах. И в какой-то момент представил себе "Неукротимого" с моими друзьями на борту. Вот он невозмутимо покачивается на волнах Мраморного моря, прямо перед мостом бухты. Так пришло решение снова побывать здесь.

Мы с друзьями занимаемся водными видами спорта уже много лет. Сначала были "резинки" с пяти-, а потом 15-сильными двигателями, затем "Ока 4а" с пятидесяткой, позже – Galeon 777. Прошли большую часть судоходных (и не очень) рек Украины, а Днепр и вовсе вдоль и поперёк, да не один раз – от его "украинских" верховьев до Днепровского лимана. Летом 2009 года уже на "Неукротимом" совершили очень увлекательное путешествие: Киев – Черноморское – Евпатория – Севастополь – Ялта и обратно. Практику и опыт общения с морем за время этого похода получили великолепные. Galeon 330 показал себя как надёжный, комфортабельный и самодостаточный катер с неплохой автономкой. Однако опыта и знаний для походов по заграничным морям у нас не было никакого.
Но, посмотрев на купленные в аэропорту карты, я понял, что Стамбул – не самоцель, так как Мраморное море не особо отличается по размерам и "спокойствию" от нашего родного исхоженного Кременчугского водохранилища. И, возвратившись домой, предложил друзьям идею похода "за тридевять земель". После длительных дебатов утвердили конечную цель – Бодрум.
Готовиться начали уже в ноябре. Приобреталось и устанавливалось необходимое оснащение, изучались разрешительные документы и юридические аспекты похода с их "подводными камнями", маршруты, лоции, места бункеровок и стоянок...
Поскольку отпуск не резиновый, решили поход до Бодрума разделить на два этапа: Киев – Новая Каховка и Новая Каховка – Бодрум.
Настал день выхода – 7 августа 2010 года. Идём неполным составом – я и Саша Видишенко. Ещё двое должны присоединиться 2 сентября в Херсоне. Выстрел шампанским (пробка падает в воду – хорошая примета), швартовы отданы. Наш "Неукротимый Galeon" медленно выходит из Выдубецкого озера (место постоянной стоянки) курсом на Канев. Лодка хоть и перегружена, но движется плавно и уверенно. Вечерело, и мы включили радар. За время всего похода я не раз убеждался, какая это нужная и полезная вещь, особенно в нештатных, порой опасных ситуациях. Но об этом потом. А пока в полной темноте прошли шлюз и ошвартовались при свете прожектора прямо к каневскому причалу. (Течение здесь бывает до 15 км/ч!). Проход до Новой Каховки, что называется, был в кайф. Погода стояла шикарная, вода спокойная по всему маршруту, правда, было очень жарко. Если бы не кондиционер, пришлось бы туго.
В Новую Каховку прибыли утром 11 августа. В марине "Максим" оформили документы на стоянку лодки и уехали в Киев. Около 900 км и пять днепровских "морей" остались за кормой. Первый этап нашего путешествия закончен.
2 сентября в Н.Каховке густой пеленой стоял туман. Настроение приподнятое, но на душе было тревожно. Если задуматься – впереди не одна тысяча морских миль и много дней похода, а под ногами только палуба "Неукротимого". Забункеровались, прибрались, проверили все основные системы жизнеобеспечения катера, прогрели дизеля и взяли курс на Херсон. К вечеру мы должны быть в очаковском порту "Гидроузел", а до него не менее 100 морских миль.
До Херсона дошли быстро, ошвартовались на набережной. Вскоре подъехал наш кок из Львова, Саша Андросенко (каким же чудным кофе он поил нас каждое утро!). А вот штурман Володя Панкратов присоединится к нам только в Стамбуле. Ничего не поделаешь – работа. Мы все слушаем его последние наставления по навигации, где и какие лежат лоции, о сложных местах проходов, о координатах бухт-убежищ и т. д. Отошли от берега… и почему-то вспомнился анекдот: Во время длительного морского похода штурман почувствовал недомогание и обратился к судовому врачу. Тот его внимательно обследовал и глубоко задумался. "Что-то не так?" – спрашивает штурман. "Нет, всё так", – отвечает врач. "А чего задумались?" "Вспоминаю, кто ещё у нас на теплоходе разбирается в навигации". Вот и нам пришлось срочно освоить штурманское дело... Но в итоге в Бодрум пришли вовремя!
На входе в лиман начало штормить. Волна до 1,5 м, скорость упала. К тому же приходилось обходить огромное количество километровых сетей, подставляя то правый, то левый борт волне, что не совсем приятно и неправильно. Благодаря подробной карте и радару, чётко вышли на Очаковский маяк, но чуть не сели на мель во внешней акватории порта. Искреннее и душевное спасибо нашим "погранцам", которые вовремя предупредили по радиостанции. Швартовались в полной темноте, при сильном навальном ветре.
3 сентября прошло в оформлении таможенных и пограничных документов. Всё было сделано быстро, без волокиты, придирок и каких-либо прозрачных намёков. Но… "закрыв нам границу", пограничник потребовал в его присутствии не только отойти от берега, а как можно быстрее покинуть территориальные воды страны. Нигде, ни в одной стране мира, я ручаюсь, вы не услышите подобного. Поздно вечером ультимативно отправить маломерное судно в открытое море, а там как сложится и если повезёт вдруг... Естественно, до утра мы простояли на якорной стоянке в Днепровском лимане и рано утром 4 сентября взяли курс 210° – Мангалия (Румыния).
Этот 200-мильный отрезок пути дался нелегко. Сначала шли на хорошей скорости, но буквально на глазах начала срываться волна, небо впереди угрожало явной "агрессией". Сильная тряска на такой волне, когда нос на скорости падает в "яму", взлетает на гребень следующей волны и снова падает "в никуда", держит экипаж, мягко говоря, в напряжении. Жёсткие удары корпуса о воду сильно ограничивают перемещения по лодке. В такой ситуации не то, что обед приготовить – глоток воды выпить сложно. Про остальные человеческие надобности я просто промолчу (к примеру, попытки ополоснуть ведро, стоя в кокпите, закончились мгновенной утратой двух вёдер…).
Во внутренние воды Румынии входили уже на скорости 7-8 узлов – волна стала ещё больше, не было смысла рисковать ни собой, ни катером. Марина Мангалии (N 43°48,43'; E 28°34,94') приняла нас дружелюбно. Однако полицейский, возникший вдруг невесть откуда, просмотрев все яхтенные и личные документы, вынес вердикт: экипаж, не имея румынских виз, а только шенгенские, не может сойти на берег. Правда, в бункеровке и пополнении запасов продовольствия нам отказано не было. Очередной день похода подходил к концу. Укрывшись от зевак на набережной за плотно задёрнутыми занавесками, приготовили ужин. Спали под надёжной охраной: прямо перед "Неукротимым" полиция выставила женщину-постового.
Пасмурное утро 5 сентября было тихим и ленивым. Выход на Стамбул был запланирован на 11.00-11.30: к этому времени должно слегка успокоиться море у румынских и болгарских берегов, а также ещё не начаться шторм в районе Босфора. Вышли в расчётное время курсом 172° – Стамбул. Отойдя немного от берега, ощутили на себе все прелести длинной мощной черноморской волны. На скорости около 25 миль/час (3000 об/мин.) волна заходила в левую раковину (под 45 градусов по корме) и мы зарывались в неё так, что американские горки отдыхают. Снижали обороты до 2400 – догоняющая волна просто сбрасывала нас с глисса, и "Неукротимый", плавно садясь почти вертикально кормой в волну, начинал толкать впереди себя море. Постоянно регулируя скорость и меняя галс, исправили ситуацию. Справа на траверзе Варна. Ветер истязает болгарский гостевой флаг, да и наш на глазах превращается в тряпочку (но мы запасливые – наших флагов на борту целых три!). Мы в открытом море. Великолепное ощущение свободы и ошеломительной радости, что ли. Глядя на ребят, я чувствую полное "мегапонимание" – согласие, сплочение и единение.
Но расслабляться долго нам не пришлось. До Босфора оставалось около 100 м.миль и уже казалось, что дело сделано и Чёрное море позади. Но не зря это море назвали Чёрным. Резкие порывы ветра усиливались. Волна становилась сильнее и мощнее на глазах. Дворники не успевали сбрасывать непрерывные потоки морской воды с лобовых стёкол, которые от соли становились всё белее и белее. Обороты пришлось сбавить. С этого момента стали идти в водоизмещающем режиме. Начинался шторм. Бухта-убежище на этот момент была уже далеко сзади. А на ближайшие трое суток в этом районе передавали шторм. Принято решение идти на Босфор. Саша Видишенко, руливший уже несколько часов, вызвался остаться на вахте, чтобы мы смогли отдохнуть перед "штурмом Босфора". Вприсядку (по-другому никак) спустившись в носовую каюту и "приуютившись", я попытался уснуть. Но бортовая качка настолько увеличилась, что через какое-то время лежать стало невозможно. Понял, что пора выползать из каюты, но это оказалось ещё сложнее. Когда меня два раза подряд подбросило и ударило о потолок каюты, я стал двигаться активнее. Вернувшись на мостик, увидел Сашу Андросенко, тоже весьма "отдохнувшего". Но сосредоточенное лицо вахтенного Саши Видишенко вселяло надежду и уверенность в завтрашнем дне.
Сумерки легли на воду и стало ещё "интереснее". Идя в темноте по сильной волне (до 2,5-3,0 м), не видя, куда, рулить можно только по интуиции. Бортовая качка, на глаз, достигала 40-45 градусов. О привычной нам килевой качке умолчу. Саша, лучший в команде "водила", вёл Galeon, закрыв глаза, в полном смысле этого слова, пытаясь уловить малейшие изменения движений волн и ветра. И так продолжалось около 10 часов… Стало легче, когда увидели первый маяк Босфора. Однако морских судов на внешнем рейде – двигающихся вперёд, назад, стоящих на якорных стоянках, с опасным грузом и без него, с ограниченной маневренностью и т.д. – было столько, что за пару секунд пришлось вспомнить многие правила прохода между судами и световые обозначения, давно забытые за ненадобностью. Большое скопление судов, закрывающих нам такой необходимый проход, объяснялось тем, что во время шторма пролив Босфор "работал" только на вход или на выход больших судов по соображениям безопасности. Слава богу, к маломерным судам это не относится. Маневрируя между судами, мы вошли в пролив. И вдруг из морского ада попали в рай! От зеркальной глади воды, великолепия разноцветных огней Босфора, подсветки берегов и мостов просто захватывало дух. Мраморное море нас встретило так же дружелюбно. В Атакёй-марину пришли в 3 ч. 15 мин. Опыта захода в такие густо населённые марины до сих пор у нас не было. Вышедший навстречу бот-пилот с двумя матросами на борту показал место стоянки. По ширине оно явно не соответствовало нашему Galeon 330. Но друзья сказали: "Давай бегом – все заходят и ты зайдёшь!". И правда: расталкивая своими кормовыми кранцами другие лодки, мы втиснулись в этот проём. Потом, в загруженных турецких маринах, этот очень рискованный манёвр казался нам обыденным, но первый раз, наверное, не забудется никогда. В Стамбуле мы провели семь дней, ожидая прилёта нашего штурмана Володи. Однако ни 6-го, ни 9-го, как было оговорено ранее, он не прилетел. "Что поделаешь – работа".
Но времени зря в Стамбуле мы не теряли. Увлечение моих друзей дайвингом привело к знакомству с такими же "поведенными" на дайвинге людьми, которые привнесли в нашу жизнь немало приятного и интересного. Благодаря Саше Андросенко, познакомившему нас с Галей, Тамыром и их дочерью Селин, мы побывали на экскурсиях и посмотрели Стамбул, ныряли в великолепных местах Мраморного моря, посетили многие острова, поменяли несколько марин, познакомились с интересными людьми, увидели морскую жизнь в глубинке, ели турецкий шашлык на природе...
Однако пора было отправляться дальше. 13 сентября мы вышли из Стамбула и взяли курс на пролив Дарданеллы. Наскучившая, величаво мрачная и однообразная природа берегов не вызывала особого восторга. 120 с небольшим м.миль пролетели быстро. В самом проливе, при подходе и выходе из него оживлённый трафик морских судов заставлял быть внимательнее. Опять в уже привычной нам темноте зашли в очень уютную и тихую бухту в европейской части (N 40°12,090' E 26°16,235'), в окрестностях г. Эджеаба. Мы в Эгейском море.
Далее, до конечного пункта Бодрум, погода нас особо не доставала. Только иногда северо-восточный ветер срывал волну до 1,5 м, и нам приходилось идти ближе к берегу, где море было поспокойнее. На горизонте появился остров Лесбос. Свернули в пролив Мюселлим, и через какое-то время остров оказался на траверзе, величавый, подёрнутый дымкой – очень красиво. Вода стала насыщенно синей. Так и хотелось потрогать её рукой. Она казалась вязкой и тягучей. До Бодрума, а точнее, до г. Дидима, у нас было ещё три стоянки: на островах в районе г.Айвалык, в г.Чешме с богатейшей историей и интереснейшими "реками", и якорная в координатах N 37°38,59' E 27°00,58'. В Ди-Ди-марину, недалеко от Бодрума, пришли 20 сентября. Приведя всё в порядок, вымыв и "постирав" наш "Неукротимый", заключив договор с мариной на стоянку, мы отправились домой самолётом по маршруту Бодрум–Анталия–Киев. В аэропорту Борисполь хлебом и солью, а точнее салом, селёдкой, чёрным хлебом и водкой встречал наш штурман Володя Панкратов…
В этом году – обратный поход "Неукротимого", а значит продолжение следует.
P.S. Вся команда выражает огромную благодарность Дмитрию Коваленко, Алексею Малярову, Алексею Федоренко, Георгию Жебко, Александру Казнадею, Максиму Данько за информационную и техническую поддержку как при подготовке, так и во время похода.
Большое вам спасибо, мужики!

Андрей ЦЕНДЕЛИН.