Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Из Одессы - в кругосветку
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 110;

Настоящий мужчина должен посадить дерево, вырастить сына и… сходить в кругосветку под парусом. Видимо, по такому принципу живёт Станислав Тризна. Деревьев он посадил множество, Яну, его сыну, пошёл четвёртый год, а из кругосветного путешествия сорокалетний яхтсмен вернулся 12 октября 2010 года.
К своей мечте Стас шёл 15 лет. Она стала реальностью при поддержке мэра Одессы Эдуарда Гурвица, его заместителя Анатолия Ворохаева и депутатов горсовета. Экспедицию было решено отправить в день 215-летия Одессы, 2 сентября 2009 года. Планировалось, что путешествие займёт один год. Однако оно длилось 13 месяцев и 10 дней.

Яхта
Предполагалось, что город сам купит яхту и назовёт её «Одесса», но вмешался финансовый кризис. Пришлось искать чартер.
Порт «Южный» любезно предоставил яхту «Иваноис», килевой бермудский шлюп с косым парусом, построенный на финской верфи в 1982 году. Длина яхты – 11,35 м, ширина – 3,75 м, водоизмещение – 8 тонн.
Что означало название яхты, никто объяснить не мог. И экипаж непроизвольно применял к своей лодке мужской род. Но на островах Зелёного Мыса яхтсмены встретили 25-летнюю креолку по имени Иваноис…
Называть яхты женскими именами – давняя традиция. У англичан судно вообще женского рода. Так что в дальнейшем нашем повествовании «Иваноис» тоже будет «леди».

Экипаж
В путешествие отправилось всего три человека.
Капитан – Станислав Тризна. Он родился в Одессе, преподаёт в одесской ДЮСШ №13. Окончил Одесский госуниверситет им. Мечникова (физический факультет), много лет занимался научной работой. Кроме паруса увлекается лошадьми.
Александр Савецкий (52 года) познакомился с Тризной в походе Одесса–Санкт-Петербург–Одесса в 2003 году. Потом вместе перегоняли яхты. Живёт в городе Южное. Также преподаёт в одесской ДЮСШ №13. Есть дочка и внучка.
Анатолий Толчинский (42 года) знает Стаса с 2005-го, когда тот собирался совершить кругосветку. Однако тогда генеральный спонсор от проекта отказался. Живёт в Херсоне. Председатель Херсонской федерации парусного спорта. Есть сын.
Вахту несли по одному, 4 часа через восемь. В критические моменты, в шторма капитан никому не уступал штурвал. А в южных «ревущих» широтах во время одного шторма он отстоял десять часов вахты.
Готовили пищу помощники капитана – дежурили на камбузе по неделе.

Маршрут
«Иваноис» шла по маршруту, выбранному капитаном. Он перечитал множество книг и выбрал курс наиболее быстрый, так как на 90% характеризуется попутными ветрами. Однако опыт «Иваноис» показал, что таких ветров было процентов 60.


За 13 месяцев «Иваноис» посетила 13 стран. Её маршрут:
Одесса – мыс Малее (Греция) – Сицилия – Картахена (Испания) – Тарифа (Испания) – Санта-Крус-де-Тенерифе (Канарские острова) – Кабо-Верде (о-ва Зелёного Мыса) – о-в Тристан-да-Кунья – о-ва Крозе – о-в Кергелен – Хобарт (Тасмания) – Новая Зеландия – Чили – Мар-дель-Плата (Аргентина) – Кабо-Верде – Картахена – Сардиния – Чанаккале (Дарданеллы, Турция) – Стамбул – Сулина (Румыния) – Одесса.


Средиземное море
Чёрное море и проливы пролетели на одном дыхании. Правда, на выходе из Дарданелл чуть не сели на мель: на яхте не было эхолота. Спасла бдительность Стаса. Старались не останавливаться, чтобы не упустить попутные ветры.
Однако сразу по выходу из Одессы возникли проблемы с двигателем: в картер попадала забортная вода. Ремонт произвели на южной оконечности Пелопоннеса (мыс Малея).
В Ионическом море, когда над головой проплывала грозовая туча, на мачтовой антенне увидели разряды – «огни Святого Эльма» (католическое название в честь покровителя моряков. Путешественникам они сулят успех).
Следующая остановка была на юге Сицилии. «Италия – самая разгильдяйская страна!» – отмечает Станислав Тризна, имея в виду пограничный контроль (чистая формальность). Вообще яхтсмены отправились в кругосветку без виз: у каждого из них был паспорт моряка, а визы ставились по месту прибытия.
В Сицилии полюбовались генуэзской архитектурой, памятниками античности и Средневековья. Особенно понравилась Марсала, городок на западе Сицилии. В его старом центре есть на что посмотреть.
Путешественники взяли с собой два ящика книг, фотоальбомов и туристических проспектов об Одессе. Раздавал их Анатолий Толчинский – стихийно и в самых непредсказуемых ситуациях.
Из Марсалы направились в испанскую Картахену. Стасу этот порт нравится тем, что здесь достаточно много яхтенных мест – в отличие от юга Испании. Тем не менее...
Подходили к берегу ночью. Параллельным курсом шла голландская яхта. Она была больше «Иваноис» и несла два паруса. «Иваноис» шла под одним, но в импровизированной гонке победила она.
Зашли в марину и увидели свободное место у понтона. Никто из персонала не встречал. Только швартовку закончили – появился служащий. «Вообще-то место гостей у стенки, но раз вы уже стали, то ладно», – сказал он.
На второй день пришла немецкая яхта. Оказалось, что «Иваноис» стояла на её месте. Немец возмутился: он платит именно за эту стоянку, и пусть «Иваноис» быстрее убирается. Служащий яхт-клуба переставил украинскую яхту на другую сторону понтона. Это был единственный случай: везде экипаж «Иваноис» встречал исключительное дружелюбие и доброжелательность.
Во время перехода из Картахены к Гибралтарскому проливу вышел из строя автопилот. Заменить его было необходимо: вахту ведь несли по одному, и пока автопилот держит курс, вахтенный может работать с парусами. Решили поискать новый прибор в Тарифе.
«Тарифа – чудесный город, – говорит Стас. – Особенно красива древняя крепость, которой более 800 лет. Однако нам не посчастливилось в неё попасть.» А жаль: со стен крепости на другой стороне Гибралтарского пролива видны горы Марокко.
Город назван в честь первого мусульманина, Тарифа ибн Маллука, ступившего на испанскую землю в 710 году. От названия города и произошло слово «тариф» (сбор, пошлина): за доставляемые купцами в порт товары здесь впервые стали взимать определённую плату.
В Тарифе находится самая южная точка европейского континента – мыс Марроки. Благодаря постоянно дующим сильным ветрам в этом районе хорошие условия для винд- и кайтсерфинга.
В Тарифе узнали, что автопилот можно приобрести на Канарских островах. И направились в Санта-Крус-де-Тенерифе.
Расстояние от Одессы до выхода в Атлантический океан «Иваноис» преодолела меньше, чем за месяц.

Атлантика
До Канарских островов шли при полном безветрии, на двигателе. «Когда вокруг такие просторы, океан, небо и нет ветра, это давит на психику», – говорит Станислав.
К Санта-Крус-де-Тенерифе подошли ночью. Когда заходили в яхт-клуб, небо неожиданно вспыхнуло красочным фейерверком: на острове что-то праздновали. «Салют в наш приход на Канары», – со смехом вспоминал экипаж.
За пять дней на островах поставили довольно мощный автопилот, однако не обошлось без собственной доработки.
При уходе хорошая погода подарила редкую возможность полюбоваться вулканом Тейде.

Справка: Тейде (исп. Teide) – вулкан на острове Тенерифе, самая высокая точка Испании. Высота – 3718 м, относительная высота над дном Атлантического океана – 7500 м (высочайшая вершина в этом океане!). Остров Тенерифе – третий по объёму вулканический остров в мире.
Гора – крупный туристический объект, на её склонах – первый национальный парк в Испании. Район кратера, который иногда покрывается снегом, соединён с шоссе канатной дорогой. С верхней точки видны все Канарские острова.

Далее курс лежал к островам Зелёного Мыса. Для остановки здесь Тризна выбрал порт Минделу. Со слов своего дяди он знал, что в этом районе стоит одесское судно «Леопард» украинской Морской аварийно-спасательной службы.
Действительно, когда дошли до Кабо-Верде, это судно было на месте. Земляки помогли экипажу доделать двигатель, сварили конструкцию под солнечные батареи (их эффективность превзошла все ожидания капитана).
Острова по своей природе резко отличны: на одних зелено, а на других нет даже питьевой воды. Её изготавливают на специальных заводах, где варят и деминерализуют океанскую воду.
Населяют острова креолы, потомки португальцев и африканцев. Именно здесь яхтсмены и встретили креолку Иваноис. А также молодого человека, который на отличном русском языке представился Жорой. Он учился в Ростове-папе, и с удовольствием стал гидом для посланников Одессы-мамы.
В начале ноября хорошо подготовленная «Иваноис» отправилась в первый большой переход по Атлантическому океану, до острова Тристан-да-Кунья. Чтобы попасть туда, пришлось преодолеть 3,3 тысячи морских миль. В Эдинбург семи морей, единственный населённый пункт острова Тристан-да-Кунья, «Иваноис» пришла 7 декабря.

Справка: Тристан-да-Кунья (англ. Tristan da Cunha) – архипелаг вулканического происхождения(и остров, с таким же названием) в южной части Атлантического океана, входит в состав британской заморской территории Остров Святой Елены. Наряду с островом Пасхи это одно из наиболее удалённых населённых мест на Земле: 2816 км до ЮАР, 3360 км до Южной Америки и 2161 км до острова Святой Елены.
Считается, что северные острова архипелага в 1506 году открыл португалец Тристан (Тристао) да Кунья, но он не высаживался на берег.
В 1815 году Великобритания аннексировала острова. До открытия Суэцкого канала они имели стратегическое значение при путешествии из Европы и Восточной Америки в Индийский океан.

Станислав Тризна вспоминает: «Что там? Есть там стоянка, нет там стоянки?!. У меня была морская карта – там обозначена гавань. Но никаких глубин не прописано! Видел только на фото в Инете пришвартованный к причалу катер».
На подходе увидели вулкан Квин-Мери. Его высота 2055 м над уровнем моря. Вершина всегда в шапке облаков.
Как водится, к острову подошли ночью. В гавань решили не заходить: ничего не видно. А тут стоит какое-то судно на якоре. Когда подошли поближе, прочитали: «Балтик трейдер». Зашли с кормы. Там двое темнокожих ловят рыбу. Оказалось, говорят по-русски! Капитан судна – поляк, ещё в экипаже калининградец и киевлянин – вот и решили общаться на русском языке.
Зайти в гавань возможности не представилось. Два дня стояли на якоре. Благо, погода позволяла. На берег добирались баркасами.
На острове 265 постоянных жителей, подданных английской королевы. Однако фактически они хозяева своего острова и не заинтересованы в увеличении населения, поэтому земля на острове дорогая. А чтобы здесь поселиться, недостаточно выложить деньги – надо ещё получить разрешение всех 265-ти жителей.
Поселенцы занимаются животноводством. Кроме того они получают доход от ЮАРовской фирмы за вылов и хранение лангустов.
Ловцы лангустов без помощи современных технологий способны предсказывать погоду. Они и предупредили о шторме. И «Иваноис» взяла курс в южные широты.

Ревущие сороковые
Они не всегда ревут. Но «Иваноис» пришла сюда «когда надо». Южные широты и ревели, и свистели, и… Это был самый тяжёлый переход. От острова Тристан-да-Кунья до острова Крозе «Иваноис» шла 22 суток, преодолев 2900 морских миль.
Когда подходили к 40-й параллели, капитан внимательно следил за GPS. И когда после тройки прибор показывал одни девятки, из кокпита донёсся вопль Анатолия. Стас выскочил наверх. Вокруг яхты толпились четыре пары китов. Они близко подходили к лодке и чудом избегали столкновения. Один кит проплыл совсем рядом с кокпитом. В его взгляде явственно читалось: «Что за идиоты!»
Так их встретили сороковые…
Шли быстро – яхту несло попутными штормами. Их было четыре. Каждый последующий сильнее предыдущего. «Хорошо, что не наоборот», – усмехался капитан.
Скорость ветра 20 м в секунду и выше. Шли без грота и со скрученным стакселем. Десятиметровые волны дыбились вокруг.
Тризна вспоминает: «Пережили нервно. Однажды я 10 часов не отдавал штурвал, потому что было очень страшно. Шёл уже четвёртый шторм. Я один наверху. Показалось, что ветер ослаб, а волна выросла. Это объясняется тем, что ветер может прижимать волны. Они не обрушивались, но были громадных размеров. И ужас во мне постепенно перерос в восхищение. Смотрел на эти огромные валы и думал: «Слава Богу, я на маленьком «Иваноисе», а не на каком-нибудь пароходе». Это был момент, когда оставалось только молиться. Но всякому испытанию приходит конец. И экипаж «Иваноис» тепло встретили 30 французов, работающих на острове Крозе.

Справка: острова Крозе́ (или архипелаг Крозе́) – архипелаг в Индийском океане, входящий в состав Французских Южных и Антарктических Территорий.
Архипелаг Крозе открыт 24 января 1772 года французским капитаном М-Ж.Марион Дюфраном. При высадке на остров Владения он объявил острова собственностью Франции, а архипелаг назвал в честь своего помощника Ж.Крозе, так как незадолго до этого открыл и назвал в свою честь остров Марион.
Острова Крозе необитаемы. На острове Владения (куда собственно и прибыла «Иваноис») расположена научная станция Альфред Фо (Alfred Faure), названная в честь её первого руководителя.
Острова Крозе не покрыты ледниками, но климат влажный и ветреный. Более 300 дней в году здесь идёт дождь. Более 100 дней среднедневная скорость ветра превышает 100 км/ч.
Температура воздуха колеблется от −5°С зимой до +18°C летом. Среднемесячные температуры – от +2°С до +11°C.
На островах обитает большая популяция пингвинов Макарони и королевских пингвинов. Другие виды (пингвины Рокхоппер и Генту) представлены маленькими колониями. Кроме пингвинов на острове живут тюлени, а из морских птиц наиболее распространены буревестники и альбатросы.
Архипелаг Крозе с 1938 года объявлен заповедником. Воды вокруг острова контролируются французскими военными и Гринписом.

«Природа в тех местах удивительная, – говорит Стас. – Небо другое. Земля другая. Кажется, что попал на другую планету. Мы были очень неожиданными гостями для обитателей Крозе».
На острове работают французские учёные, каждая миссия по году. Из журнала записей узнали, что за 47 лет сюда заходили только две яхты. В 1992 году – чешская, в 2008-м – немецкая. Немцы столкнулись с айсбергом, и у них возникла проблема с пером руля.
«Иваноис» также необходимо было исправить крепление мачты. На острове не оказалось сварки, но французы крепление запаяли. «Оно до сих пор стоит на яхте», – говорит Стас.
Помогли и пингвины – они дружно очистили днище «Иваноис» от органических наростов.
Вместе с хозяевами экипаж весело встретил 2010 год.
На память об «Иваноис» французы в местном почтовом отделении отпечатали конверты с изображением яхты. А члены экипажа оставили на них свои автографы.
Расстались с суровым островом и его гостеприимными обитателями 4 января. За следующие 6 дней преодолели 800 миль и прибыли на остров Кергелен.

Справка: архипелаг Кергелен – группа островов в южной части Индийского океана, состоящая из одного большого и около 300 маленьких островов и скал. Был открыт в феврале 1772 года французским мореплавателем И-Ж.Кергеленом. В 1776 году архипелаг посетил знаменитый Дж.Кук. В настоящее время принадлежит к Французским Южным и Антарктическим Территориям.
Острова до начала XX века использовались как место охоты на тюленей и китобойная база, пока животные не были практически полностью истреблены.
С 1949 года на острове ведутся научно-исследовательские работы, метеорологические наблюдения и запуски звуковых ракет (обычно «Arcas», «Dragon» и «Eridan»). С 1970-го здесь находится станция спутниковой связи.
Климат острова суровый, дождливый и ветреный. Часто ветра достигают скорости 150 км/ч, а иногда даже 200 км/ч. Температура самого холодного месяца (август) −1…0°С, самого тёплого (февраль) +9°C.
На архипелаге Кергелен находятся крупные колонии пингвинов, других морских птиц и тюленей – южных морских слонов.

Встреча с французскими учёными была очень тёплая. На Кергелене это 61-я миссия, работает сто человек.
Когда Анатолий Толчинский стал вручать отечественные сувениры, гостям показали фотоальбом с видами Одессы. Но издания «когда по Дерибасовской ещё троллейбусы ходили», как говорит Стас. На книге дарственная надпись на французском языке. Как она попала сюда, на «конец географии»? Хозяева этого не знают: здесь, как и на Крозе, нет постоянных жителей.
Однако ответ нашёлся на самом острове. Яхтсмены увидели шахту, ангар и макет ракеты с надписью: «Сделано в СССР». В 70-е годы Советский Союз сотрудничал с Францией в исследовании верхних слоёв атмосферы. Здесь же совместно запускали спутники связи.
На Кергелене простояли пять дней. Отсюда взяли курс на Австралию. Это был самый комфортный переход. В Южное полушарие, наконец, пришло лето. Перестали мёрзнуть, и штормов стало меньше.

Австралия и Новая Зеландия
Пришли в порт Хобарт на Тасмании.
Австралия, как и Новая Зеландия, – молодая страна. Поэтому здесь нет архитектурных памятников.
В Тасмании природа такая же, как у нас: дубы, тополя… После каменистых островов отрадно снова видеть зелень.
В Хобарте рассчитывали заправить газовый баллон. Но, оказалось, австралийские стандарты отличаются от европейских. Баллон с «Иваноис» просто не контачил с местным газовым оборудованием.
Один австралиец, находившийся в яхт-клубе по своим делам, принял проблему гостей близко к сердцу. На своей машине вместе со Стасом он стал объезжать мастерские в поисках переходника. Кончилось тем, что австралиец подарил Стасу свой баллон.
Когда подошли к Новой Зеландии, была замечательная погода. Однако в проливе Кука разгулялась неприятная волна. Яхту кидало и било. При попутном ветре ход был всего 0,8 узла. Новозеландцы потом говорили, что пролив – опасное место для мореплавания. Они же сообщили, что «Иваноис» крупно повезло: за сутки до её прихода в этих местах прошли отголоски чилийского цунами.
Новая Зеландия произвела впечатление ухоженной богатой деревни. К сожалению, первозданная природа на большей части островов не сохранилась. Леса вырублены. Они остались только на западном побережье, где людей мало, так как туда постоянно обрушиваются циклоны.
Новозеландцы – народ зажиточный. На вопрос: «За счёт чего?» Стас ответил: «Вообще, по моим наблюдениям, чтобы хорошо жить, достаточно, чтобы люди друг другу не мешали».
12 марта «Иваноис» отправилась к Чили. Но через 30 миль налетел встречный шторм со скоростью 30 м/с. Капитан решил вернуться в Веллингтон. Пережидали неделю.

Новый Свет
Переход по Тихому океану был сложным, маловетреным. Тем не менее два встречных шторма пришлось пережить. Переход занял 48 суток.
Каждый вечер, когда солнце заходило за кормой, прямо по курсу образовывались несколько радуг. «Иваноис» словно вплывала в сказочные ворота.
В начале мая пришли в Пуэрто-Монт. Водолаз почистил корпус, сделали качественную сварку по нержавейке.
Дальше капитан планировал пройти у мыса Горн или через Магелланов пролив. Местные моряки посоветовали идти внутренними водами, между островами. Это был хороший совет. Таких красивых мест путешественники больше нигде не видели. Но сначала им предстояло пересечь залив Пенас (или Пеньяс).
Это мелководный залив со сложным волнением. При переходе дул норд-норд-ост в 8-9 баллов. «Волны очень неприятные, хотя десятиметровых не было, – говорит Стас. – Я всё время стоял на руле, никому его не отдавал. И вот смотрю, с кормы на нас идёт гора. Не фронтом, а под углом. Я не знал, как к ней стать. Вижу, она очень серьёзная. Если стать бортом, яхту положит, но чтобы совершить оверкиль, нужна вторая волна. А если яхта переворачивается через нос, то достаточно одной волны. Я даже ничего не предпринимал. Волна накрыла. «Иваноис» находилась лагом (бортом к волне – М.Я.), нырнула. А на мне надето было много. Плавучесть одежды большая. Я боялся оторваться от яхты. Вцепился в штурвал, хоть и был привязан. Но с привязкой тоже могли быть проблемы. Если яхта совершит оверкиль, то надо отцепиться. Но ничего, волна прошла. «Иваноис» вынырнула, и я почувствовал палубу под ногами. Вода только попала внутрь через вентиляцию. Залило компьютер».
По Чилийскому архипелагу шли довольно долго. Ночью стояли – боялись намотать на винт оторванные ламинарии. Ночевали в маленьких бухточках, где яхту можно было швартовать прямо к деревьям. Часто выходили на берег, много ходили, любовались лесами и водопадами.
В портах надо было отмечаться, так как каждую яхту береговые службы очень внимательно контролируют. «Иваноис» даже получила по радио информацию о пропавшей японской яхте…
На выходе из Чилийского архипелага в Магелланов пролив попали в самое опасное место во всей Патагонии. Рыбаки предупреждали не высовываться, если ветер больше 5 м/сек. А когда подошли к проливу, был шторм. «Иваноис» спряталась.
На следующее утро шторм стих, пошли под мотором. Несмотря на то, что ветра не было, из-за странной волны вся палуба была мокрой.
В проливе зашли в Пунта-Аренас.

Справка: Пунта-Аренас – город в Чили. В переводе с испанского название означает «песчаный мыс». Расположенный в городе аэропорт – одно из немногих мест, откуда самолёты летают в Антарктиду прямыми рейсами.

Там яхте негде было стать. Берег не защищён. С берега дул сильный ветер. «Иваноис» пришвартовалась к стоявшему на якоре военному судну. Чилийские военные были очень любезны. Ночью, когда Тризна проверял швартовы, вахтенный офицер вынес яхтсменам кофе. «Мелочь, а приятно», – улыбается Стас.
До выхода из Магелланова пролива шли ещё сутки. Далее – вдоль аргентинского побережья устремились на север, побыстрее к теплу. Зашли в Мар-дель-Плата.

Справка: Мар-дель-Плата (исп. Mar del Plata – «серебряное море») – город и порт в Аргентине на берегу Атлантического океана, в 400 км к югу от Буэнос-Айреса (провинция Буэнос-Айрес). Это один из крупнейших рыболовецких портов и крупнейший морской курорт в Аргентине.

Курс на Одессу
«Иваноис» вышла в Атлантический океан. Южные ревущие как будто преследовали её. Нужно было оторваться от материка, уйти подальше на восток, чтобы попасть в пассаты, которые пронесли бы яхту к Гибралтару. Пока шли на восток, постоянно боролись со встречными штормами.
Где-то в океане пересекли свой собственный курс и опять зашли на Кабо-Верде в Минделу. Кругосветное путешествие состоялось, но до финиша было далеко.
На Гибралтар шли долго. Особенно через безветреные Конские широты. Так называются районы Мирового океана между 30…35° с.ш. и ю.ш., для которых характерны частые штили. В XVI-XIX веках – во времена парусного мореплавания – штили вызывали длительные задержки судов в пути, и из-за недостатка пресной воды приходилось выбрасывать за борт лошадей, которых везли из Европы в Новый Свет. Отсюда и название – Конские широты.
«Они действительно конские, – смеётся Стас. – Мимо нас там проплыл тюк сена».
В Средиземном море было самое приятное плавание. Наконец при попутном ветре в 8 баллов появилась длинная пологая волна, которую ждали в океане. Несмотря на сильный ветер, палуба оставалась сухой.
Опять зашли в Картахену. И снова встреча с тем же немцем-скандалистом: как и год назад служащий яхт-клуба поставил «Иваноис» на его место… Это уже походило на своеобразную традицию. А раз традиции сохраняются, значит, плавание будет успешным.
После Картахены увидели самого большого за всё путешествие кита. Как он попал в Средиземное море?! Хотя, говорят, китов видели и в Красном море. После запрета боя китов их стало заметно больше.
С ветрами продолжало везти. В Эгейском море не по сезону задули южные ветра. В Дарданеллах они стали западными.
Проблемы начались после Стамбула. Родное Чёрное море встретило штормами. За трое суток еле дошли до Румынии. Ночью порвался парус. Прошли траверз острова Змеиный. С берега поймали сигнал мобильной связи и позвонили в Одессу, чтобы сообщить, что экипаж переждёт непогоду в румынской Сулине.
Встреча в Сулине была очень тёплой и доброжелательной. Здесь оказалось много русских липован-староверов. Их предки в конце XVII – начале XVIII века бежали сюда от преследований в России.
11 октября, несмотря на продолжавшийся шторм, снова вышли в море. В тот же день в Керченском проливе затонул сухогруз «Василий». Но уже 12 октября Одесса встречала путешественников замечательной погодой.
Заходя в акваторию Одесского порта, «Иваноис» несла флаги всех 13 стран, которые она посетила за 13 месяцев кругосветного плавания. Казалось, яхту встречала вся Одесса. Мэр города Эдуард Гурвиц сказал: «Эта небольшая яхта прошла через очень большие испытания. Морские путешествия всегда были самыми сложными из всех. Вам благодарна Одесса, благодарны одесситы и слава Богу, что вы уже дома!».
«Мир прекрасен. Наша планета – рай. Но жизнь не в Одессе я представить не могу», – говорит Станислав Тризна.
Я спросил его: «Пойдёшь ли ты в кругосветку ещё?» – «Конечно! Лучше кругосветки может быть только кругосветка…» А вот по тому же маршруту или другому – этого Стас пока не решил.

Марк ЖУРАВСКИЙ.