Авторизация
В продаже - № 4(84) 2018
Тест-драйв
>

 

 

 

ЗберегтиЗберегти

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
«Летів орел через море...»
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 142;

Ой, там гуляв козак Голота,
Не боїться ні огня, ні меча ні третього болота.
(Дума "Козак Голота")

Страсть человека, как паруса' корабля – они его иногда топят, но без них он не может плавать, сказал один мудрый француз. Не факт, что выходец из Украины, но птица высокого полёта. Да, умели французы хорошо сказать. Мы же, как известно, меньше говорим, а больше делаем. Не шучу. Об украинских мореходах, от козаков до ныне здравствующих яхтенных капитанов, страна много ли знает? А их морских походов наберётся не на один рассказ. И даже очень интересные сюжеты встречаются. Например, я слышал весьма учёную аргументацию того, что некогда на острове Мадагаскар существовала морская флибустьерская республика, созданная запорожскими казаками. Верите? Надеюсь, мы поговорим обо всём этом позже. А пока даже: о чём же будет история, которой откроем эту тему? Конечно – о море, свободе, конечно – о радости осуществляемой мечты, и о беде и, конечно, о победе Человека. Я же, признаюсь вам, нахожу в этом историю Страсти, о которой писал француз. Судите сами:

7 декабря 2005 года к полицейскому прибрежного городка Лавриoн (Греция) обратился почтенного возраста украинский гражданин: его яхта с трепетным именем «Берегиня», которую он столько лет строил своими руками, разбивалась волнами на соседних скалах. Но спасти, забрать с собой практически ничего не удалось. Совершенно незнакомая греческая женщина принесла яхтсмену сухую одежду, а местные власти посадили на самолёт до Киева. Был лагерь для депортируемых. Так встречал 68-летний киевлянин Владимир Григорьевич Орёл новый 2006 год.
Давайте представим себе: ходить под парусом в море с 16 лет, с опытнейшими капитанами, позже самому водить парусники в Средиземное море и до Британских островов. Наконец, построить собственную белую красавицу «Берегиню», задуманную для кругосветного плавания. Стартовать на 67-м году жизни в одиночку, менять в пути сломавшуюся мачту на новую и…
Что бы вы чувствовали, вернувшись домой после такого? Как это могло случиться? Почему? Я испытывал сочувствие к собеседнику и даже некоторую растерянность. Хотелось сказать что-то обнадёживающе оптимистичное. Но я спросил:
Почему Вы отправились один? Ведь такое путешествие, скажем, вдвоём, как делают многие, могло бы быть и безопаснее, и интереснее? Радостью поделиться или на вахте подменить. Вот и в ту ночь… К тому же Вы сказали, что ваша жена, Лариса Львовна, кроме многих достоинств ещё и квалифицированный яхтенный рулевой?
Владимир Григорьевич говорил о чистоте спортивной задачи, а я, признаться, думал: ну какой может быть спорт в 68 лет?! И только когда в скупых, неловко звучащих объяснениях капитана проскользнуло: «Это моя задача. И я не могу подвергать опасности близких», – я почувствовал его Страсть. Понимаете, не пенсионерская прогулка по тёплым странам или бегство из надоевшей действительности, а крепкая мужская страсть – победить собственные слабости, доказать себе и миру, что есть у украинского человека порох в пороховницах! Я не акцентирую внимание на слове «украинский» потому, что этого не делает капитан Орёл, но не сказать так было бы не верно. Он говорит по-украински. С козаками нёс Украину в мир на козацкой чайке «Пресвята Покрова», обошедшей вокруг Европы с заходами во многие страны и порты. И нет сомнения, что он – настоящий украинец.
Итак, начало декабря 2005 года. В штормовом Средиземном море 67-летний капитан получает сильную травму плеча, едва не потеряв сознание. Впереди ночь и опасный пролив. Он решает лечь в дрейф на проверенном и весьма надёжном авторулевом, чтобы немного отдохнуть и дождаться рассвета. Увы, жестоким будильником стал удар корпуса о скалы...
Естественно и необходимо после этого ставить вопросы. В чём причина аварии? Где ошибка капитана? Что было не учтено или сделано неверно? Как можно или нужно было действовать, не допуская такого исхода? Не хватило опыта или не в этом возрасте ставить такие эксперименты? А может, досадный случай, от которого не застрахован никто, выходящий в море?
Я задавал эти вопросы самому Владимиру Григорьевичу и знающим его опытным яхтсменам. Тема деликатная, но важная. Любопытно, что никто из коллег не усомнился в его опытности и квалификации, отзываясь о нём, как о капитане, с большим уважением. Что говорит сам Орёл? Конечно, он знает, что произошло, и мне говорил о причинах весьма осознанно и технично. Никакой мистики, и это подкупало. Собственно, и моя заметка планировалась технической – такой себе разбор полётов. Анализ закончившихся историй полезен как поучение. Но в этой я позже обнаружил ракурс, показавшийся мне более важным для читателей «Фарватера». Оказывается, мы не в конце, а в начале истории.
В апреле 2006-го, в скромном яхтклубовском домике общаясь с капитаном, я рядом с фотографиями «Берегини» обнаруживал чертежи новой яхты.
Вы собираетесь строить новую?!!
Конечно. Скоро козаки мне привезут из Карпат хороший дуб для киля. Думаю, года три – и смогу реализовать отложенное.
Так, может быть, «ещё не вечер»?! Сколько будет Григорьевичу через три года, не забыли?! Воистину: «силён не тот, кто не упал, а кто, упав, сумел подняться!»
Да, а знаете, как Орёл назвал новую лодку? «Голота». Такое имя мог выбрать только истинный украинец – непафосный, мужественный и... с непотопляемым юмором.
Прощаясь в тот раз с капитаном, я сказал себе: «Куплю самое лучшее шампанское на спуск его яхты!»
P.S. Когда в киевском городском крейсерском яхт-клубе моего собеседника назвали Орёл Григорьевич, я подумал вначале – показалось. Затем убедился и даже растрогался. И самому теперь хочется говорить: Здравствуйте, Орёл Григорьевич!!! Семь футов под килем!

Евгений ПУГАЧЁВ.