Статьи
Авторизация
В продаже - № 4(84) 2018
Тест-драйв
>

 

 

 

ЗберегтиЗберегти

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Delphia 40
Тема: ------; Автор: Парфенюк Богдан; Страница в журнале: 0;

Этот тест-драйв был необычным с самого начала: «Вы в Гданьск на 3 дня? Предлагаю расположиться прямо на яхте, вот вам ключи». И вот я, кроме обычных осмотра и ходовых испытаний, для чистоты эксперимента ночевал во всех каютах, работал за штурманским столом, готовил на камбузе, мылся в душе, подключал береговое питание… В итоге лодку изучил действительно всесторонне.

Начну с официоза: Delphia 40 – парусно-моторная яхта длиной без малого 12 м, сертифицирована Германским Ллойдом по ISO 12217-2 с присвоением категории «А» (переходы в ветер до 8 баллов и волну до 4 м, с океанской автономностью). Серийно строится на верфи «Delphia Yachts» в трёх модификациях: с 2, 3 и 4 каютами (в нашем распоряжении – 3-каютная версия).

Экстерьер и палуба
Яхта действительно красива: длинная, пропорционально сложенная, с невысокой обтекаемой рубкой и исключительно изящно вписанными в неё иллюминаторами. Борт фирменного (для Delphia, разумеется) бордового цвета – нетрадиционного, в понятии яхтсменов, но, как по мне, весьма эффектного. Парусное вооружение типа «3/4» (дробное, с развёрнутыми краспицами, без бакштагов), но с очень коротким хлыстом (о гибке мачты ахтерштагом можно забыть сразу).
Палуба просторная, обитаемая площадь расширена за счёт покатой рубки, ходить удобно везде, причём без опаски (под ногами нескользящее рифление). Правда, горизонтальных плоскостей, где можно с удобством разлечься на солнышке (барышни это любят), практически нет – обратная сторона модного сейчас «зализанного» дизайна.
Швартовно-якорное обустройство в полном порядке: 3 пары мощных уток на борт, солидные полуклюзы, нержавеющий роульс с якорем на носу. Понравился якорный ящик, под крышкой которого глубокое цепное отделение, электролебёдка с «дистанционкой» (на длинном витом проводе, что удобно), здесь же шланг с водяным пистолетом для смыва грязи с цепи. Под ту же крышку ведут умно отформованные в палубе желобки – по ним в ящик запускаются концы швартовов, которые обычно неряшливо разбросаны по палубе.
Широкую крышу рубки оживляют панорамные глухие иллюминаторы освещения салона. Они визуально разделены полукруглыми рёбрами жёсткости рубки, которые свою работу выполняют на совесть: даже если там прыгать, рубка не «играет».
На гике – Lazy Jack; закрутка стакселя – добротный Furlex, она вполне логично дополнена длинными погонами генуи; все разводки с мачты уходят на клавишные стопора справа-слева от входа в салон; короткий погон гика-шкота вынесен на рубку, освобождая кокпит для бимини.

Кокпит
Он Т-конфигурации (продольные бортовые банки для экипажа, кормовая поперечная – для рулевого), большой и вполне уютный, тем более, что его переднюю часть эффективно закрывает козырёк-брызговик.
Вышеупомянутые клавишники обслуживаются двухскоростными лебёдками, после которых снасти уходят на кормовой комингс рубки. Не в «карманы», как обычно, а прихватываются в сбухтованном виде штатной петлёй маленькой уточки (каждый). Решение неоднозначное: с «карманами» работается быстрее, зато в них накапливается мусор и плесневеют троса.
Под обоими банками кокпита (симметрично) – рундуки, неглубокие, но просторные. А внутри рундука по левому борту – боковой люк в ещё один, газовый, где штатно стоит пара 5-литровок (со штатными найтовами каждый).
Между банками укреплён складной пластиковый стол с откидными боковинами. В разложенном состоянии его размер достаточный для чаепития всем экипажем или чтобы отобедать вчетвером. В центре – подставки для чашек и глубокий рундук для бутылок и пр. ёмкостей. Сложенные боковины фиксируются штатными крючками, разложенные – упираются на поворотные нержавеющие скобы. Единственное «но» – эти скобы в сложенном состоянии на лавировке барабанят изнутри по столу, мы их шнурком подвязывали, чтобы не раздражали.
Перед рулевым – большой штурвал на стандартной колонке с приборами (спереди к ней вышеописанный столик крепится). И, что очень понравилось – боковые проходы мимо штурвала достаточны, чтобы именно пройти, а не перепрыгивать через банку, как это часто бывает.
Кормовая «рулевая» банка – из трёх частей. Боковые (асимметричные, чтобы на кренах удобнее) поднимаются, обнажая глубокие рундуки (в одном из них предусмотрены штатные крепления для половинок брандерщита). А центральная часть – на «умном» пантографе: её на стоянке можно расфиксировать и опустить, обнажив свободный выход на кринолин.
Последний – неширокий (примерно с полметра), но вполне удобный, чтобы купаться. Здесь же откидной забортный трапик и душ с горячей/холодной водой в закрывающейся нише.
В кокпите и на кринолине, там, где ходят и сидят (и даже на поверхности раскладного столика) – тиковое покрытие.

Салон
Первое впечатление – просторно. Второе – изящно!
Если первое очевидно (лодка ведь немалая), то второе требует объяснений. Во-первых, все поручни, обвязки и отбортовки мебели – из массива красного дерева солидного сечения (дорогое решение, на которое далеко не все производители идут). Во-вторых, обеденный стол непривычной изящной округло-треугольной формы. Эстеты оценят.
Правда, с практической точки зрения такая планировка не лишена недостатков. Главный – узковатый проход между камбузом и спинкой отдельно стоящего по диагонали диванчика. Тучный человек там будет протискиваться.
Есть и такое соображение: спинка отдельного дивана, стоящего примерно параллельно камбузу (как на 4-каютной версии Delphia 40) – хорошая опора для работающего на болтанке кока. А острый угол диагонально стоящей спинки опорой не назовёшь…
И всё же треугольный обеденный уголок красив. И я знаю людей, для которых именно его изящество, возможно, окажется определяющим при выборе.
В центре столика, под крышкой, прячется небольшой бар с гнёздами для бутылок. Фужеры по-штатному размещены в деревянных ячейках рундука над диваном вдоль борта. Итого: главное, что нужно мужской компании для продуктивного общения, всегда под рукой.
Объёмный рундук под диагональным диваном я бы отнёс к камбузу (именно по опыту использования). А всё хозяйство кока занимает уважительный объём лодки – здесь и двойная мойка (она закрывается крышками – разделочными досками, которые штатно вставляются в держаки на переборке), и приличных размеров холодильник (с вертикальной загрузкой) и, главное, газовая плита с духовкой (конфорки безопасные – если пламя потухло, газ автоматически перекрывается). И, конечно же, рундучков, ящичков и полок тоже много (и не только на камбузе). Есть даже укреплённая на переборке небольшая рында – экипаж на кофе созывать.
Из недостатков – нет штатного мусорного ведра, лично мне пришлось его «придумывать». И ещё: стандартно-неудачные (почти на всех яхтах массового спроса) пружинные держатели для дверец рундуков – если не «подогнуть» пружинку при закрывании дверцы, она зачастую выламывает шурупы собственного крепления.
Над мойкой два краника: основной, с автоматической подачей горячей/холодной воды (насос с гидрофором) и отдельный, где вода подаётся через ножную помпу – в дальнем походе нередко приходится экономить заряд батарей.
Не менее шикарно обставлено и рабочее место штурмана: рундуки и полочки разной конфигурации для карт, пособий и штурманского инструмента; красный фонарик ночной подсветки карты, большая панель распредщитка с мягкой ночной подсветкой… Не понравилось только далековато отстоящее от стола сидение – я при работе явно «висел» на краешке. Правда, есть в этом и преимущество: не выходя из-за стола, мог встать и охватить в иллюминаторы горизонт (впрочем, не весь, и вообще – надо ли это?).
Хорошо продумано в салоне (да и по всей лодке) освещение: много иллюминаторов днём и более чем достаточно плафонов ночью. В том числе местных – направленные источники (для чтения) в каютах, люминесцентная лампа над камбузом (под настенным рундучком, как на хорошей кухне), индивидуальный плафон штурмана (с двумя режимами – ярким и в пол-света). Да и с вентиляцией проблем возникнуть не должно: люки в каждом помещении, плюс вход, плюс открывающиеся иллюминаторы, плюс оригинальная (пока таких не видел) круглая отдушина над камбузом. Несколько смутило то, что «приватизирующими» ролетными ширмами снабжены не все иллюминаторы и нет противомоскитных сеток (впрочем, последнее наверняка оговаривается при поставке).
На лодке «штатно» разведены розетки 220В (от бортового инвертора): у штурманского стола (для мобилок и ноутбука), на камбузе (для всяких кофемолок) и в санузлах (для электробритв) – весьма полезно.
И ещё одно наблюдение: попав на лодку впервые, я без труда и подсказок освоил электропитание, разобрался с многочисленными на любой большой лодке кингстонами – всё оказалось либо интуитивно понятным, либо подписанным. В нужных местах укреплены чёткие указания, что делать в различных ситуациях (как использовать гальюн, перекоммутировать батареи или активировать EPIRB) – не каждый производитель снисходит до таких «мелочей».

Каюты и санузлы
Обе каюты в корме (симметричные относительно входа) – стандартного расположения: двуспальный диван, одёжный шкаф, снизу рундучок (в него очень удобно обувь ставить), сверху полка, пара открывающихся иллюминаторов, плафоны подсветки, люк в подволоке. Входишь в полный рост, сидя удобно переодеваться, кровать достаточно длинная и широкая для двоих, даже высокорослых. Вполне удобно.
Но владелец судна наверняка разместится в просторной носовой каюте, где и «воздуха» над кроватью больше и люк повнушительнее (как выход можно использовать, не только для вентиляции и парусов) и, главное, очень вместительный двухсекционный (отделения для плечиков и с полками) платяной шкаф со сдвижными дверцами (понравилось, что у дверец есть концевые фиксаторы, даже на приличной волне «дрейфовать» не будут.
Вторая особенность носовой каюты – «персональный» большой санузел. Умывальник, душ, прокачной унитаз (сток может быть в приёмную цистерну или за борт), полочки за стеклянными дверцами – всё по делу и, главное, удобно.
Вход во второй санузел – из салона. Здесь всё то же самое, но объёма поменьше. Зато в глубине его есть скоба, на которую вешаются мокрые непромоканцы на плечиках.
Возвращаясь к каютам, хочу заметить, что в новой для себя лодке на первых порах обычно нет-нет, да и стукнешься обо что-то головой – пока не освоишься. Но в Delphia 40 я так ни обо что и не приложился – верный показатель эргономически правильной планировки пространства.

На ходу
Итак, выходим в Балтийское море.
Идём под двигателем – лодка отлично рулится на любой скорости, не виляет на волне. Вибрация слабая, звук не обременительный. Пробую задний ход и восторгаюсь – при разгоне корму лодки совсем не забрасывает в сторону! (Кто часто швартует яхты кормой, тот наверняка оценит значимость этого свойства). Всё просто: сэйлдрайв («сапог» с винтом) прилично вынесен вперёд (он почти под входом в салон) и боковой вектор винта успешно гасится площадью большого руля. Для дополнительной уверенности рулевого в стеснённой гавани – ещё и носовое подруливающее устройство!
Мой коллега Мариуш связывается с пограничниками, а я отмечаю: радиостанция укреплена очень удачно – прямо в проёме входа в салон, её длинный провод хорошо достаёт и до штурвала, и до штурманского столика.
Ставим паруса и – вот досада! На гроте заведены две пары рифшкентелей, причём в гик входит пара, а выходит оттуда только один (внутри гика сросток). Задумка вроде как хороша (риф берётся единственным концом), но уж слишком сильное трение в системе: я даже с помощью лебёдки не смог поднять грот, на котором были выбраны рифшкентели. Пришлось Мариушу помогать, вручную по одному раздёргивая шкентели со стороны паруса. Да и лебёдки для обслуживания снастей на «клавишниках» слабоваты – что грот поднять, что в сильный ветер гика-шкот добрать удаётся с трудом.
Лавируемся. Вымпельный ветер 5-6 м/с, скорость около 5 узлов. На поворотах явно ощущается конструкторская задумка сделать лодку под управление одиночкой: лебёдки генуи стоят в одной плоскости со штурвалом – рулевой ткнул на автопилоте кнопку «поворот», спокойно перевёл и набил геную, потом вернулся к управлению. И наоборот: если на генуе работает матрос, то ему приходится добивать лебёдку в неудобной позе и постоянно оббегать кокпитный стол, задевая головой козырёк (Мариуш: «На своей лодке перед гонкой я просто снимаю кокпитный стол на берег». Увы, тут он укреплён «намертво»).
Ещё раз убеждаюсь, насколько приятно рулится яхта даже в слабый ветер – отличная отзывчивость и точность в отработке малейшего поворота штурвала. Получаю удовольствие.
А вот организация приборной консоли – так себе: нижние приборы хорошо видны только сидя, верхние – только стоя. К примеру, я долго пытался понять, как мне одновременно контролировать колдунцы на генуе, анеморумбометр (он внизу стоит) и пространство по курсу – и так и не нашёл способа. Если уж оставить эту консоль (она стандартна), то нужно хорошо продумать расположение приборов (я бы поменял местами автопилот и анеморумбометр).
Зато стоять и сидеть за штурвалом удобно – под ногами упоры и для малых, и для больших кренов предусмотрены. Для полного кайфа не хватает только упора спиной.
А вот чего нет – так это карманчиков для ручки от лебёдки, мы всё время искали ей место. Зато под брызгозащитным козырьком настолько уютно, что матросу здесь даже в дождь необязательно непромоканец одевать (по крайней мере, на лавировке). Козырёк сделан с умом – предусмотрены даже пазы для ходовых концов, благодаря которым можно пользоваться стоящими снаружи кулачковыми стопорами каретки гика-шкота.
Увы, море сегодня слишком спокойное – погода явно не для хард-теста. Его удалось провести через день Артуру Гроховскому из российских «Катеров и Яхт» (я на тот момент уже был дома). Коллега бодро отрапортовал: и на 2-метровой волне палуба почти не забрызгивается, корпус не скрипит и дверцы не заклинивает – лодка явно жёсткая.

Технологическое отступление
По поводу жёсткости и прочности корпуса. Я в своё время был на верфи «Delphia» и обратил внимание на серьёзное отличие в технологическом процессе формования лодок на этой верфи от мировых грандов (Beneteau, Bavaria, Jeanneau и пр.). Последние для каждой модели используют комплект из 4-х матриц: для корпуса, сплошной подсланевой секции (система флоры-стрингера, поддон двигателя и пр.), палубы и подволока. Сразу после полимеризации секции вынимают из матриц и попарно склеивают (палуба-подволок и корпус-слани), затем начиняют обстройкой и системами. А вот на «Delphia» корпус после полимеризации из матрицы не вынимают, а прямо там начинают по фрагментам вклеивать элементы жёсткости и детали обстройки (точно так же поступают с палубой). Минусы такой технологии: под каждую модель приходится изготовлять много матриц, чтобы не тормозить процесс, да и трудозатраты на каждую лодку выше. Зато есть и плюсы, которые целиком и полностью «работают» на потребителя: фрагменты инфраструктуры гарантировано переклеены с корпусом, образуя жёсткую прочную конструкцию. А обеспечить сплошную склейку двух деталей 12-метровой длины да ещё сложной формы – задача практически невыполнимая…
Именно поэтому владельцы «Delphia» могут быть спокойны насчёт жёсткости (а значит – и долгоживучести) своих яхт. Что же до толщины обшивки, то Гроховский после теста специально поехал на верфь, чтобы померять. В нагруженных местах оказалось более 25 мм.

Выводы
Итак, для кого же создана Delphia 40? Мне представляется, что опробованную мной 3-каютную версию выберет яхтсмен, который:

  • ценит жизненный объём;
  • любит длительные круизы в комфортабельных условиях;
  • часто ходит с семейством или компанией друзей;
  • предпочитает управляться с яхтой в одиночку.

Гоночный потенциал у яхты безусловно есть, но для регаты планировка кокпита должна быть иной.
Для чартерного использования всё-таки лучшей будет 4-каютная планировка, а 2-каютная отлично подойдёт тому, кто предпочитает путешествовать небольшим экипажем.

P.S. Компания Delphia Yachts заинтересована в расширении дилерской сети в Украине.



Статьи