Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
VOR 08-09: как это было. Говорят шкиперы
Тема: Volvo Ocean Race; Автор: Бидзиля Иван; Страница в журнале: 98;

Наш корреспондент Иван БИДЗИЛЯ не только лично наблюдал финиш регаты и присутствовал на пресс-конференциях команд. Он успел «отловить» шкиперов четырёх экипажей, что было не так уж просто («Они прятались» – цитата от Ивана – Ред.), и каждый из них дал обстоятельное интервью специально для нашего издания.

Кен РИД, шкипер Puma (2-е место): «Я доволен тем, что делаю сейчас».
«Фарватер»: На позиции шкипера команды Вы больше менеджер или гонщик?
Кен РИД: Хороший вопрос. Примерно 50/50. Умение принимать решения в тяжёлых условиях – необходимый навык хорошего гонщика. В этой гонке часть времени проводишь на палубе, а другую часть – принимая решения относительно всего: создать лучшую команду, построить хорошую лодку, выбрать правильный путь. Финансовые решения также составляют значительную часть работы: нужно следить за тем, чтобы не израсходовать слишком большую часть денег в самом начале.
Как строились Ваши отношения со спонсорами и с менеджментом гонки?
Мы уже не называем их спонсорами. Мы партнёры. Отношения между мной, Антонио Бертони (директор по маркетингу Puma – Корр.), Йоханом Цайцом (СЕО Puma – Корр.) были великолепными. Это партнёрство, о котором можно только мечтать. Изначально я не стремился попасть в гонку и не собирался заниматься организацией команды. Но после встречи с Йоханом мы очень сблизились, и он сказал, что участие в VOR действительно может быть полезным для компании Puma. Я участвовал в двух Кубках Америки, но никогда не был ответственным за создание команды. Однако после разговора с Йоханом я встал перед зеркалом и сказал себе: «Теперь всё в твоих руках». И я всегда буду благодарен компании Puma за эту прекрасную возможность.
Оффшорная гонка значительно отличается от такого соревнования, как Кубок Америки. Вы чувствовали необходимость в получении дополнительных знаний, чтобы провести команду вокруг света?
Да, однозначно, здесь требуются совсем другие навыки и мышление. Конечно, я встречался с опытными людьми, прочитал много книг...
Изучали ли Вы опыт прошлых гонок Volvo: ABN AMRO, Brazil1?
Я провёл очень много бесед с участниками этих команд. Также прошёл последние 4 этапа с командой Ericsson в прошлом сезоне VOR. У них был очень хороший состав, но тем не менее они были готовы принять любую помощь. В принципе, это был мой первый опыт в гонке. Я также очень много общался с участниками соревнования: Майком Сандерсеном (шкипер ABN AMRO One – Корр.), Полем Каярдом (шкипер Pirates of the Carribean – Корр.). Помимо этого я встречался с менеджерами команд, которые открыли мне множество секретов о том, что и как нужно делать.
Насколько мне известно, Вы – вице-президент North Sails в США. Можно ли сказать, что это помогло вашей команде получить наилучшие паруса?
В некотором смысле, да. Я выбрал дизайнера, с которым бы хотел работать, и попросил его попробовать что-то новенькое. Например, красную плёнку. North Sails никогда раньше такого не делали. То есть, я действительно стимулировал компанию предложить нам самые передовые разработки 3DL программы. И считаю, что по части парусов для команды результат вышел просто отличным.
Вы наверняка слышали о разработках «твёрдых» парусов, или «крыльев». Есть информация, что такие паруса будут использоваться в Кубке Америки. Возможно ли использование таких парусов в оффшорных гонках?
Нет, это непрактично – нужно иметь возможность брать рифы. Да и в Кубке Америки «твёрдые» паруса вряд ли будут использоваться. Это всё страшилки. Я думаю, что по итогу предпочтение будет отдано какой-либо разновидности 3DL парусов.
Каковы дальнейшие разработки в технологии 3DL?
Как раз сейчас компания готовится объявить о выходе на рынок 3Di парусов. В этой технологии будут использоваться всё те же молды, но это будут настоящие Гран-при паруса, разработка которых проходила довольно длительное время.
У Вас есть собственная лодка? И какая?
Это 38-футовая моторная лодка (смеётся). Моторная потому, что моя жена и двенадцатилетняя дочь очень любят отдыхать со мной на воде. И если мы нанимаем парусное судно, мне приходится делать всю работу на борту, вместо того чтобы наслаждаться отдыхом в кругу семьи. Моим родным это не нравится. А на моторной лодке я могу держать штурвал в одной руке и пиво – в другой. Так я действительно отдыхаю. А парусами – зарабатываю.
В Вашей команде на Il Mostro были яхтсмены, которые значительно превосходили Вас по опыту кругосветных гонок. Как Вы находили общий язык во время принятия важных решений?
Это всего лишь вопрос открытого общения на борту. У нас было несколько человек, много раз ходивших вокруг света, и я всегда советовался с ними. Например, в Южном океане была возможность пойти севернее, в центр большой системы низкого давления. Я переговорил с каждым, кто уже был здесь – как, по их мнению, следует действовать дальше. И они в один голос советовали, что в Южном океане не стоит заходить глубоко в систему низкого давления: она может увеличиться в два раза совершенно внезапно, и мы окажемся в ловушке в самом её центре. Я не стал с ними спорить. Вообще, никогда в своей жизни я не ощущал себя настолько самоуверенным, чтобы принимать решения самостоятельно и без использования дополнительной информации. Когда я говорю, что могу принимать решения, это означает, что я отвечаю за них, а вовсе не то, что я никого вокруг не слушаю.
Вы пришли вторыми в первом этапе. Не было ощущения, что теперь вы – суперкоманда и успех уже в ваших руках?
Конечно, мы были очень счастливы. Лично я убедился, что наша лодка достаточно хороша, чтобы соревноваться с остальными, так как более всего перед стартом боялся, что она окажется слишком медленной. Вот, например, Green Dragon – они отлично провели гонку, но у них просто медленная лодка. Так что Ваш вопрос в самую точку: действительно, уже в первые дни гонки ты чётко понимаешь, есть у тебя шанс выиграть, или нет.
И всё-таки, не сломай Боу Беккинг киль, Вы бы выиграли этап?..
А почему Вы считаете, что он победил бы нас в этом этапе?
Но он взял хороший старт и был впереди вас, перед тем как налететь на камни.
Нет, только первые две мили этапа. Мы опережали их по очкам ещё до старта. То есть, мы заслуженно победили в том этапе.
Разница между вами была только в 1 очко. Вы всё время соревновались с ними...
Так сказать нельзя. В действительности мы их видели очень редко. Мы всегда шли за лодками Ericsson.
Это потому, что Боу всегда принимал совсем иные решения, отличные от ваших, и выигрывал...
Или проигрывал. Его решения действительно всегда очень отличались от наших. Но, как видите, и результаты всегда были непостоянны: то он первый, то последний. А мы стабильно приходили либо вторыми, либо третьими. Это потому, что лодка Беккинга была совсем не такая, как у нас: значительно быстрее других в лёгком ветре, тогда как в сильный ветер шла медленно. А наша лодка идеально подходит для нашего стиля хождения.
Не кажется ли Вам, что портовые гонки – лишние в таком соревновании? Они просто портят турнирную таблицу...
Нет-нет, это очень прикольно. Если честно – это именно мой стиль яхтинга, я всегда стоял за рулём в портовых гонках. Кроме всего, мы ведь на втором месте и по результатам портовых гонок, так что можно считать их вполне успешными для нас. Мы были на подиуме на всех, кроме одной, портовых гонках.
Какой был самый трудный момент в гонке?
Все ждут, что я буду рассказывать страшные вещи об океане. Но для меня ужаснее всего было болтаться в 25 милях от Бостона без ветра и наблюдать, как наша победа уходит к Telefonica Blue. В Бостоне нас ждали наши семьи и друзья, а мы не могли сдвинуться с места. Это самое ужасное, что я помню.
Что бы Вы изменили, если бы сейчас начинали кампанию заново – дизайн лодки, состав команды?
Я бы хотел больше времени и денег. Это действительно позволило бы сделать лодку более быстрой и подобрать самую лучшую команду. Когда у тебя достаточно времени, ты можешь принимать правильные решения. Это видно на примере других команд.
Победитель Торбен Граэль совсем не такой шкипер, как Вы. Например, он не написал ни одной строчки для своих болельщиков, в то время как Вы писали много писем. Он никогда не давал больших интервью. Можно ли сделать вывод, что он был более сконцентрирован на гонке, чем Вы?
Хороший вопрос. Действительно, мы по-разному относимся ко многим вещам. Дело в том, что VOR – это не только соревнование лодок. Это самая большая маркетинговая инвестиция для Puma, и моя задача – обеспечить для компании лучший результат. Конечно, предел мечтаний – это победа в соревновании и если мои обязанности перед медиа могут нанести ущерб гонке я, не задумываясь, смещу приоритеты. Но, откровенно говоря, не так часто предоставляется возможность сделать для парусного спорта что-то глобальное. В данном случае максимум, что подвластно мне, это привлечь как можно большую аудиторию болельщиков. То есть, ты должен постоянно выдавать информацию, сообщать разные истории. Зрители должны стать частью твоей победы и твоего поражения. И мне нравится рассказывать о парусном спорте и о гонках. Но я могу уверенно заявить, что никакая публичная деятельность никогда не шла во вред моим спортивым обязанностям в этой гонке. Одним словом, мы разные с Торбеном. У нас действительно разный стиль соревнования.
Будете ли Вы участвовать в следующей гонке?
Я очень устал, и поэтому сейчас не лучшее время, чтобы принимать решения. Но меня всегда удивляла способность человека забывать всё плохое, что с ним было. Если я говорю, что это был самый лучший мой парусный опыт, почему бы не повторить его ещё раз?
Не секрет, что я не самый молодой гонщик, и это также нужно учитывать. Хождение по штормам в течение года сильно изнашивает. Перед тем, как отправиться в следующую гонку, я должен убедиться, что на сто процентов пригоден для этого. Я просто не стану шкипером лодки, если не буду уверен, что я самый подходящий человек для этой роли.

Как Вы относитесь к последним изменениям в правилах гонки, которые озвучивает руководство VOR? В частности, уменьшение количества парусов, сокращение команды, привлечение молодёжи...
Это всё направлено на снижение издержек команд и на привлечение большего количества участников. Я и Puma полностью поддерживаем эти шаги. В действительности мы принимаем участие в создании этих правил, а не просто ждём их объявления. Мы считаем, что привлечение новых команд необходимо для развития этого соревнования.
И ещё один важный момент. Сейчас правила приводят к тому, что команда, которая располагает наибольшим бюджетом и временем, имеет наибольшие шансы на победу. В этом сезоне таким фаворитом была Ericsson. Мы хотим изменить ситуацию. Поэтому полностью поддерживаем шаги менеджмента гонки, направленные на уравнивание шансов команд.

Вы бы приняли участие в одиночной гонке, как Vendee Globe?
Нет, не думаю. Я доволен тем, что делаю сейчас. И люблю общество людей.

Боу БЕККИНГ, шкипер Telefonica Blue (3-е место): «Если бы завтра гонка начиналась снова, результат был бы другим».
«Фарватер»: Вы довольны результатом?
Боу БЕККИНГ: В целом, да. Мы взяли место на подиуме. Конечно, хотелось выиграть, но победитель может быть только один и Ericsson 4 заслужили это.
Говорят, что Вы разительно отличаетесь от Ericsson 4: всегда могли принять смелое и рискованное решение, тогда как они шли опробованным путём...
Не думаю, что мы принимали какие-либо странные решения. Это просто про нас так говорят. Публика хочет знать, что мы думаем и что я думаю, и так рождаются всякие слухи. Мы, так же как и они, просто хотели победить и шли к этому.
На первый взгляд, Вы невезучий шкипер: сначала утонула Movistar, а теперь снова ломаете киль, нарываетесь на скалы. Это случайность или судьба?
Если Вы посмотрите на Формулу 1, там все топ-гонщики постоянно сталкиваются и «ломаются». Такова природа гонки. Нельзя сказать, что мы более невезучие, чем другие. Ericsson 4 тоже получали всякие повреждения. Или Ericsson 3 – они вообще чуть не лишились лодки возле Китая. Мы просто всегда идём на самой грани.
– В Китае вы казались самой смелой командой, пытаясь пересечь пролив в шторм, когда остальные приняли решение укрыться у берега. Легко ли было на такое отважиться?
Когда сильно штормит, нужно держаться подальше от берега, на глубине. Потому что если дела пойдут плохо, ты не вылетишь на берег. Так что решение продолжать ход было не таким и сложным. Я даже был удивлён тому, что другие ребята решили остановиться.
Вы можете разделить флот на сильные и слабые команды?
Конкуренция была действительно напряжённая. Все команды очень сильны. Все лодки шли достаточно близко. Ericsson 4 самые сильные, потому что они выиграли. А мы где-то рядом с Puma. Наша «чёрная» лодка, может, чуть слабее из-за отсутствия опыта. Ericsson 3 оказались большим сюрпризом, лодка у них, конечно, тоже очень хорошая и они многому научились у своих партнёров по команде. Delta Lloyd была слишком лёгкой, а Team Russia – просто катастрофа в этом смысле.
Можно ли сказать, что Telefonica Black и Telefonica Blue были изначально придуманы как лодка для победы и лодка для отвлечения конкурентов?
В принципе, нельзя так сказать. Мы часто шли вместе, и все показали очень хорошую подготовку. У нас одинаковые лодки и паруса, и я принимал много участия в подготовке Black. Так что был бы рад видеть их на подиуме, даже вместо себя. Просто у спонсоров было требование, чтобы одна лодка была только «испанская», и ею стала Black, а вторая лодка могла быть со смешанной командой. Оказалось, что у нас было немного больше опыта, и это сыграло главную роль.
Как могло случиться, что такая «парусная» держава, как Испания, пригласила вас, иностранца, быть шкипером на её лодке? И в то же время шкипер на лодке ваших земляков Delta Lloyd – испанец...
Многие интересовались этим. Тут всё дело в истории взаимоотношений. Я ходил в Испании с 1996 года, был тактиком и рулевым на лодке Короля Испании Bribon. Там познакомился с Педро Кампосом, и мы вместе провели много кампаний с участием лодок спонсора Telefonica. Всем понравилось, как мы выступили с Movistar, несмотря на то, что лодка затонула. Все знали, что это была не наша вина. В общем, меня смело можно считать испанцем.
Ваши спонсоры довольны результатом?
Что касается возврата инвестиций – очень удовлетворены.
Как они измеряют такой возврат?
Спонсоры получили значительное медиапокрытие. Плюс, согласно законодательству Испании, если ты выступаешь спонсором таких мероприятий, то получаешь значительные налоговые преференции.
Вспомним пятый этап, когда вы сильно отстали из-за порванного штага: как вы поддерживали боевой дух на борту, зная, что у вас нет шансов на выигрыш в том этапе?
Мы отставали сначала из-за удара о скалу на старте, потом всех догнали возле Новой Зеландии и даже начали выходить вперёд... Это обычное дело в таких соревнованиях. Гонка не закончена, пока она не закончена, и ты должен бороться до конца. Во мне что-то от природы такое, что помогает воодушевлять команду на упорную борьбу.
У вас было столько поломок на дистанции. Может, лодка была не слишком крепкая?
Ни в коем случае. То, что мы в первый же день сломали руль, это просто невезение. Потом оказалось, что причина в плохой ламинации. А штаг, вероятно, просто не выдержал напряжения предыдущих тысяч миль. Но самое главное: когда мы натолкнулись на скалу в Марстранде, лодка не получила никакой серьёзной травмы. Это говорит о том, что у нас была крепкая лодка.
Если сравнивать дизайнеров Juan Kouyoumdjian и Farr Design, которые проектировали ваши лодки, то кто лучше?
Ну конечно же надо говорить, что Juan Kouyoumdjian лучше, потому что его лодка выиграла гонку. Farr тоже очень хорошие, просто нам немного не хватило времени. Всё время ты пробуешь разные настройки, разные паруса и постоянно приобретаешь опыт. Если бы завтра гонка начиналась снова, результат был бы другим.
Ваша позиция больше менеджерская или спортивная?
И та, и другая. Особенно в проекте, когда участвуют две лодки и у тебя в подчинении 60 человек.
Как Вы считаете, Икер Мартинез – хороший рулевой для портовых гонок?
Он был лучшим для нашей команды: мы просто нашли наилучшую формулу для портовых гонок, когда он на руле, а я выполняю роль тактика. И мы не должны забывать о рекламе. Это хорошо для Испании.
Находите ли Вы предложенные менеджментом гонки нововведения для следующих гонок мудрыми? Я говорю о сокращении количества парусов, команды...
Я думаю, что руководство гонки и особенно Кнут Фростад хорошо понимают, какие главные проблемы нужно решать. Я не согласен с сокращением количества команды, потому что остальным будет очень тяжело и это не сэкономит много денег – чтобы компенсировать возросшую нагрузку, остальным просто придётся платить больше.

Торбен ГРАЭЛЬ, шкипер Ericsson 4 – команды-победителя: «Деньги – это важно, но ещё важнее правильно их тратить».
«Фарватер»: Вы заслужили победу или могла победить другая команда, если бы ей что-то не помешало?
Торбен ГРАЭЛЬ: Поломки и проблемы – это часть игры. Конкуренция и условия одинаковы для всех.
Какой Ваш предыдущий опыт пригодился в гонке больше всего?
Я принимал участие в оффшорных гонках много раз, пересекал океаны и ходил вокруг света. Также важно ходить в больших командах, как в Кубке Америки.
Будет ли Brazil 1 участвовать в следующем сезоне?
Вероятнее всего. Пока всё только начинается, но сейчас дела обстоят лучше, чем в прошлом сезоне. Тогда это был первый проект подобного масштаба для Бразилии. Спонсорам приходилось брать на веру то, что раньше никогда не существовало. Теперь у нас есть история успеха. Мы пришли третьими в 2008-м и выиграли гонку в этом сезоне. Сейчас следующей гонкой занимается мой брат, который когда-то был менеджером Brazil 1.
Какой этап из всей гонки был для вас самым тяжёлым?
Конечно, переход из Сингапура в Китай. Была большая вероятность потерять лодку, и это постоянно держало нас в напряжении.
Отличительная черта вашей команды в том, что Вы никогда не меняли состав. Это потому, что они самые лучшие?
Не обязательно. Но я уважаю их. Если ты делаешь замену, то никогда не знаешь, будет ли от этого лучше или хуже. Да и не было необходимости делать какие-либо замены: все ребята на борту отлично справлялись со своей работой.
Ваши результаты в портовых гонках были не лучшими. В чём дело?
Они были не лучшими, но и не самыми худшими. По результатам портовых гонок мы стали третьей лодкой. Во всех этих гонках, кроме Сингапура, ветер был слабым, а это не лучшие условия для нашей лодки.
Некоторые шкиперы говорят, что хорошее финансирование – главный залог успеха. Как считаете Вы?
Я так не думаю. Конечно, совсем без денег очень тяжело. Я знаю это по опыту Brazil 1. Но и неправильно потраченные большие суммы также не приносят успеха. Как видите, некоторые команды с большим бюджетом и двумя лодками заняли третье место – как мы в прошлом сезоне с одной лодкой и без денег. То есть, деньги – это важно, но ещё важнее правильно их тратить.

Стиг ВЕСТЕРГААРД, шкипер «Косатки» на этапе Стокгольм – Санкт-Петербург: «Чтобы ходить на такой лодке, нужно много тренироваться».
«Фарватер»: Как Вы оцениваете подготовку и потенциал украинского рулевого Родиона Луки?
Стиг ВЕСТЕРГААРД: Он очень талантлив. Но раньше не водил такую лодку и ему нужно было некоторое время для того, чтобы привыкнуть к ней. Лодка очень большая, очень мощная, и в итоге ему удалось ею овладеть.
Какие были причины брочинга в Индийском океане?
Здесь был комплекс факторов. Мы столкнулись с большой волной на большой скорости. Команда была не готова справиться с парусами в такой ситуации. По-хорошему, нужно было чуть потравить паруса, а команда растравила их слишком много. И это привело к брочингу. Рулевой чрезмерно разогнал лодку, и этим рулевым был я.
Насколько я помню, Вы также были рулевым и во время столкновения с Delta Lloyd в первой портовой гонке в Аликанте. Это произошло потому, что у Вас не было опыта управления такой лодкой в иншорных гонках?
Нет, я достаточно опытен в этом деле. Но мы не отработали командные действия в такой ситуации. Когда нас зажали, мы сделали всё не так, как было нужно. И я вёл лодку настолько жёстко, что команда просто не справилась с ситуацией. Кроме этого, мы соперничали с матч-рейсером, который не привык к хождению во флоте и повёл себя неожиданно. Я ожидал, что он будет разгоняться, чтобы стартовать со всеми одновременно, а вместо этого они полностью остановились. Это было совершенно нелогично.
Есть мнение, что в плохом выступлении команды виноват шкипер Андреас Ханакамп. Вы согласны с этим?
Почему кто-то должен быть виноватым? За что?
Ну, взять хотя бы последний результат во втором этапе. Было принято рискованное решение проходить экваториальную зону восточнее всех. И оно оказалось ошибочным.
В тот момент, когда решение было принято, это был единственный логичный вариант. Я знаю, что ещё три команды хотели сделать то же самое, но были слишком далеко впереди. А Delta Lloyd, которая была за нами и также хотела идти на восток, просто не располагала необходимыми для этого парусами.
Представьте, что у вас нет проблем с финансированием. Смогла бы команда выиграть хотя бы один этап?
Хороший вопрос. Я думаю, всё зависит от погоды. Наша лодка очень отличается от остальных. Вы говорили о виноватых. Так вот, одно из наиболее важных решений, которые были приняты ранее, это форма корпуса. Наша лодка намного тоньше и шире остальных. Это значит, что лодка подходит для лёгких ветров и ровной воды. В этих условиях она потенциально очень быстра. К сожалению, мы этого так и не увидели. Я считаю, что мы могли выиграть какой-либо этап от Галвея до Петербурга. А на океанских волнах ей было трудно.
Как Вы считаете, «Косатка» могла выстоять в шторме на четвёртом этапе?
Безусловно. У нас был лёгкий киль из-за тяжёлого корпуса, который был очень крепким. Поэтому я уверен, что мы перенесли бы этот шторм лучше всех.
Вы приложили столько усилий, чтобы вернуть лодку в соревнования. Прав ли гоночный комитет, который не допустил вас к соревнованиям в последнем этапе, проведя через всю бюрократическую цепочку?
Мне не хватало информации, чтобы правильно расставить акценты в подготовке лодки. Кроме этого, нам не хватало времени, чтобы привести лодку в соответствие с правилами. «Косатка» должна была снова стать Volvo Open 70, лодкой, которой она перестала быть после приостановления участия.
Почему большая часть команды из «старого» состава не появилась на борту снова?
Потому что они были заняты другим.
Как Вы считаете, те россияне, которые были на борту в последнем этапе, потенциально могли бы составить команду для следующего сезона VOR?
В целом, думаю, в России есть много хороших и талантливых яхтсменов. Но чтобы ходить на подобной лодке, нужно много тренироваться. Даже таким одарённым гонщикам, как Родион, необходимо потратить два-три месяца, чтобы хорошо овладеть такой лодкой.
Вы планируете и дальше сотрудничать с Team Russia?
Пока есть планы только на ближайшие полгода. Мы хотим принять участие в нескольких гонках Средиземного моря. В частности, в чемпионате мира для макси-яхт, а также в ряде других соревнований.