Статьи
Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Силэнд
Тема: ------; Автор: Водолазов Стас; Страница в журнале: 156;

Очередной раз рыскаю по Инету, и вдруг: «…Sealand (вернее, Principality of Sealand) – самопровозглашённое карликовое государство, расположенное на морской платформе в 10 км от восточного побережья Англии (координаты: 51°53′40″ с.ш. 1°28′57″ в.д.). Дата оглашения независимости (от Великобритании) – 2 сентября 1967 года. Территория – 550 кв.м. Постоянное население (2005 г.) – 5 человек. Валюта – силэндский доллар…»
Круто, не правда ли?! Но откуда оно взялось?

«…1. Государственный строй
Силэнд – конституционная монархия. Глава государства – князь Рой I Бейтс и княгиня Джоан Бейтс. С 1999-го непосредственную власть осуществляет наследный принц Майкл I. Действующая конституция, созданная в 1995 году, состоит из преамбулы и 7 статей. Распоряжения суверена оформляются в виде декретов. В структуре исполнительной власти три министерства: внутренних дел, иностранных дел и по делам телекоммуникаций и технологий. Юридическая система основывается на обычном британском праве
».
Википедия, конечно, вещь хорошая, но уж очень пространна её статья о Силэнде. Потому далее – своими словами.
Итак, в годы Второй мировой для передовых отрядов ПВО вокруг Туманного Альбиона соорудили сеть морских платформ – с необходимыми орудиями, достаточным количеством боеприпасов, пищи и пр. Все сооружения располагались в 3-мильной зоне, то есть в территориальных водах Великобритании, и только форт Маунселл, более известный под названием «Рафс Тауэр»*, – в шести милях от устья Темзы. Это его и спасло: по окончании войны все платформы убрали, а вот удалённый Маунселл просто вычеркнули из списков Адмиралтейства и… всё.
Ночью 1966 года к платформе, спокойно ржавевшей более 20 лет, причалила лодка: отъявленные авантюристы Рой Бейтс (Paddy Roy Bates) и Ронан О’Рэйлли (Ronan O'Rahilly) прибыли на Маунселл с семьями и своим немногочисленным скарбом. (Доподлинно известно, что в «ночь завоевания» наличный капитал Роя составлял девятьсот фунтов, в его владении находились четыре револьвера, два спасжилета и подержанная моторная лодка.)


* Roughs Tower: две толстые бетонные колонны с металлической площадкой-перекрытием. Восемь комнат, скрытые в одной из колонн, вмещали двести душ боевого гарнизона.

Поначалу всё было О’key: кое-как запустили генератор, наладили быт... Мечтая превратить форт в этакий остров развлечений, оба приятеля втащили наверх свои пиратские радиостанции. Раз платформа вне территориальных вод – никаких тебе английских законов, налогов: твори, что хошь!.. Но вскоре что-то они не поделили и О’Рэйлли съезжает на берег. Островом завладевает Бейтс и, предварительно проконсультировавшись с морскими юристами, 2 сентября 1967 года провозглашает платформу суверенным государством – княжеством Силэнд. Себя, естественно, он назначил князем, а своего сообщника Ахенбаха (Alexander Gottfried Achenbach) – премьер-министром. (Надо сказать, Рой I пожаловал ему графский титул, тогда как премьер мечтал быть герцогом… Ахенбах согласился, но недовольство затаил.)
В 1968-м к платформе подошёл патрульный катер – Силэнд ответил предупредительными выстрелами в воздух. До кровопролития, слава Богу, не дошло, но против Бейтса, как гражданина Британии, начался судебный процесс. Власти Саутэнд-он-Си потребовали от «Его Величества» Роя I освободить остров. Тот подаёт встречный иск и… суд подтверждает его правоту. Основание: Рафс Тауэр вычеркнут из реестров британского адмиралтейства, находится вне территориальных вод и, согласно прецеденту от 1234 года, «остров, как всякое бесхозное имущество, принадлежит тому, кто в настоящий момент является его владельцем». 2 сентября 1968 года (годовщина образования Силэнда!) судья Эссекса оглашает, что дело лежит вне британской юрисдикции!
Воодушевлённые фактической независимостью, силэндцы развивают бурную деятельность. Граф засел за конституцию, которая начиналась словами: «Человеческое достоинство священно на всей территории...» Приятель князя, пианист Тони Эльснер, слагает гимн: «О Силэнд! Будь могуч, как мощный ствол дубовый!» Учреждены ордена: Морской жемчужины (I, II и III степени), Морского льва (для августейших особ) и Лазурная медаль. Были установлены и государственные праздники («Ночь Завоевания», «День провозглашения монархии», «День рождения Его Величества Роя I»…). Словом, всё как в приличном государстве. Не хватало какой-то мелочи – международного признания. Рой I и Ахенбах засЫпали ООН пламенными посланиями, но та почему-то безмолвствовала…
В 1972-м княжество чеканит первые монеты. В 1975-м, 25 сентября, вступает в силу первая конституция Силэнда; появляются флаг и герб.
…Весной 1978 года Его Величество Рой I обвинил графа, что тот больше заботится о собственном кармане, нежели о благе государства. Ахенбах отверг обвинения в крайне непарламентской форме. Взбешённый князь издаёт рескрипт, лишающий графа всех должностей, титулов и силэндского подданства. И начинает переговоры с неким международным консорциумом о продаже княжества...
За некогда покинутую «железяку» разворачивается настоящая битва. Поддерживаемый рисковыми парнями, Ахенбах штурмует Силэнд пять раз! Но британский майор в отставке Бейтс обороняется не менее яростно: в дело идут дробовики, «коктейли Молотова» и даже огнемёты!
Видя, что «в лоб» платформу не взять, опальный премьер дождался, когда князь улетит на очередные переговоры, и с компанией голландских моряков захватывает остров. А принца Майкла (сын Роя I) берёт в плен и вывозит в Нидерланды…
Толком никем не охраняемый, Майкл из плена бежал. Разыскав отца и заручившись поддержкой, в одно прекрасное утро они с боем возвращают платформу, а узурпаторов запирают в бомбоубежище. Голландцев, конечно, вскоре пришлось отпустить (Женевская конвенция о правах военнопленных требует освобождения узников после завершения боевых действий), но организатора переворота судили и посадили под замок: пускай драит гальюн и варит победителям кофе!
Но! Поскольку Александер Готтфрид Ахенбах – подданный Германии, власти ФРГ просили Англию освободить военнопленного. Однако МИД Британии отказалось вмешиваться в конфликт (мол, это вне его компетенции). Тогда на платформу прибыл старший юрисконсульт германского посольства в Лондоне, д-р Нимюллер. Начались переговоры. Князь требовал дипломатического признания Силэнда, но в итоге, учитывая бескровный характер неудавшегося путча, согласился на устные заверения и великодушно отпустил Ахенбаха.
Проигравшие не угомонились: перебравшись в ФРГ, они образовали «Правительство Силэнда в эмиграции». Ахенбах, естественно, стал его председателем. Но ненадолго: в январе 1989-го, арестованный за что-то, передаёт свой пост «министру по экономическому сотрудничеству» Йоханнесу Зайгеру (Johannes W.F.Seiger), который тут же сделался «премьер-министром» и мгновенно показал деловую хватку: создал «Sealand Business Foundation», продававшую фальшивые силэндские паспорта. На эти паспорта, нередко дипломатические, открывались банковские счета, пытались регистрировать оружие… А всё потому, что клерки и пограничники, стесняясь обнаружить своё невежество, оформляли «силэндских граждан» без лишних вопросов.
Надо сказать, официальные власти княжества законы чтили. Поэтому, когда в 1997 году за «дело о силэндских паспортах» (а продали их уже более 150000, каждый за $1000!) взялся Интерпол, Рой I активно помогал следствию.
…Однако вернёмся лет на десять обратно.
30 сентября 1987 г. Силэнд объявил о расширении своих территориальных вод с 3 до 12 миль. На следующий день аналогичное заявление сделала Великобритания. (Так и не ясно, откуда Бейтс узнал о готовящемся решении британского правительства, но эта утечка информации спасла его княжество от аннексии). Поскольку 12-мильные зоны Силэнда и Англии перекрывают друг друга, в соответствии с международными нормами морская территория между этими странами должна делиться поровну. Отсутствие двустороннего соглашения, регулирующего этот вопрос, явилось причиной опасных инцидентов. Так, в 1990-м по несанкционированно подошедшему к платформе судну дали предупредительный залп. Владелец обстрелянной лодки пожаловался в британский суд, однако дело закрыли ввиду отсутствия состава преступления.
Законопослушная Англия вынуждена терпеть дерзкое микрогосударство. Во-первых, Силэнд основан в нейтральных водах до вступления в силу конвенции ООН по морскому праву (1982 г.), запрещающей строительство искусственных сооружений в открытом море, и до расширения суверенной морской зоны Великобритании с 3 до 12 миль (1987 г.) Поскольку Рафс Тауэр был вычеркнут из списков Адмиралтейства, его захват рассматривается как колонизация, а обосновавшиеся на нём поселенцы имели полное право учредить государство и установить форму правления по своему усмотрению. Во-вторых, британский суд в 1968 г. отказал в юрисдикции Великобритании над Силэндом, ни одна другая страна также не заявила о своих правах на Силэнд. В-третьих, конвенция Монтевидео гласит, что «…государства имеют право на существование и самозащиту независимо от официального признания». (Примеры: Тайвань, Приднестровье…). Тем не менее Силэнд не может быть принят ни в одну международную организацию, не может завести собственный почтовый адрес, доменное имя. Ни одна из стран так и не установила с ним дипломатические отношения.
…1999-й год. Некая компания HavenCo обратилась к Рою I с предложением разместить на платформе серверы для суперзащищённого хостинга (т.н. «colocation»). Соглашение предусматривало выплату княжеству $250000 наличными и включение Роя I в совет директоров. Взамен HavenCo получала гарантию неизменяемого законодательства Силэнда, могла размещать на платформе своё оборудование и т.д. Князю, давно подумывавшему о более размеренной жизни, такое предложение пришлось очень по сердцу. Он согласился, а вскоре передал правление своему наследнику.
Кстати, если говорить о наследнике, приведу хотя бы отрывки интервью, данного в 2001 году Майклом Силэндским Настик Грызуновой (переводчица и просто классный журналист – Авт.):
Н.Г.: Каковы Ваши первые воспоминания о Силэнде?
М.С.: Сочельник 1966 года. Четырнадцать лет, школьные каникулы – а я в полной темноте взбираюсь по верёвочной лестнице…
Н.Г.: Ваши родители прожили на Силэнде 35 лет. Изменилась ли Ваша жизнь с тех пор, как появилась HavenCo?
М.С.: Разумеется, теперь гораздо беспокойнее – по платформе снуёт масса людей. А жизнь улучшилась: новые грузовые катера, новая опреснительная установка и т.д.
Н.Г.: А до HavenCo? Скажем, в быту?
М.С.: По большей части мы занимались уборкой и обслуживали генераторы. Бесконечные покраски и прочее.
Н.Г.: Нам более или менее известна общая канва событий и результат: британские власти признали, что Силэнд находится вне их юрисдикции. Не могли бы Вы подробнее рассказать о процессе 1968 года?
М.С.: Я, пятнадцатилетний мальчишка, сделал пару предупредительных выстрелов над баком лоцманского судна. Оккупанты вели себя оскорбительно и говорили гадости моей сестре (ей тогда было 17).
Н.Г.: А потом?
М.С.: Нас арестовали и отца обвинили в том, что он позволил несовершеннолетнему пользоваться огнестрельным оружием. Мы защищались по делу о юрисдикции, частные обвинения нам не предъявляли. В суде выяснилась интересная вещь: исторически территориальные воды у большинства стран ограничены расстоянием, на котором пушечное ядро ещё пробивает фут дубового борта – это и есть три мили.
Н.Г.: Не могли бы Вы рассказать об инциденте 1978 года?
М.С.: …Я был в Силэнде один, когда прилетел вертолёт авиакомпании KLM. На тросе спустили двоих. Одного я знал – это был налоговый консультант, немец. На трое суток меня заперли в глухую стальную камеру, а потом отвезли в Голландию. Я вернулся в Англию одновременно с отцом, мы на рассвете прилетели на вертолёте, спустились по верёвочным лестницам и победили гадов!!!
Н.Г.: Существует ли формальная процедура, позволяющая получить силэндское гражданство, и какова она?
М.С.: Мы не торгуем паспортами, но выдаём тем людям, которые серьёзно нам помогают.
Н.Г.: Насколько я понимаю, Силэнд до сих пор официально не признан ни одним иностранным государством. Пытаетесь ли Вы изменить эту прискорбную ситуацию?
М.С.: Да, я как раз собираюсь попросить Вас позвонить в Кремль от моего имени и договориться о признании!

23 июня 2006 года из-за замыкания в генераторе на платформе начался пожар. И быть бы княжеству головешкой, если б Англия, терпевшая Силэнд исключительно из уважения к закону, не смилостивилась и не прислала пожарное судно! Ущерб получился серьёзный. Принц Майкл считает, что восстановление платформы потребует огромных вложений: «пожар-пожаром, но за 60 лет она так проржавела… Да и вообще, 40 лет на острове – хватит!» И, косметически подремонтировав княжество, 10 января 2007 г. выставил Силяндию на продажу: стартовая цена 65 млн. фунтов.
Тем временем отец-основатель Силэнда, князь Рой Бейтс, которому сейчас уже 85, мирно живёт со своей княгиней в Испании. Классический хэппи-энд, не правда ли? Трудно поверить, что вся эта эпопея – с десантами, Интерполом и прочей дипломатией – приключилась лишь потому, что в далёком 66-м какая-то радиостанция вещала без лицензии. Потерпев поражение в суде, упрямый Бейтс стал подыскивать для своего «Радио Эссекс» новое место. И нашёл! Но в эфир потом так и не вышел…

P.S. Интернет-информация о Силэнде весьма неоднозначна. Поэтому столько первоисточников (см. ссылки ниже): сравнивая спорные моменты, мне иногда приходилось «микшировать» события, что не есть хорошо. К примеру, «война» с Ахенбахом (1978 г.) до сих пор – тёмная история.
Так что ежели у кого имеются какие-то замечания или поправки – пишите. Можно в «Фарватер», можно мне (stas@stugna.kiev.ua). Похоже, Силэнду недолго осталось – я буду за ним наблюдать.



Статьи