Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Златокипящая Солдайя
Тема: ------; Автор: Васильев Игорь; Страница в журнале: 0;

Всю историю, да и доисторическое время, Крым был проходным двором для десятков народов. Каждый из них решал, что обосновывается здесь всерьёз и надолго, а потому первым делом стирал следы предшественников. Утомительная работа, если принять во внимание, что это в масштабах Украины Крым невеликий довесок, а вообще его площадь точно равна Албании. Не трудись они так, полуостров напоминал бы многократно увеличенные запасники Эрмитажа. А жить в музее, как нам известно из Джерома, не есть хорошо…

Будучи огромным заповедником советского времени, Крым одновременно являлся и образцом демократии – в том плане, что качественное свидание с солнцем, воздухом и водой гарантировано всем. И безденежным донам, чья крыша – небо голубое, и тем, чей кошелёк просто нуждался в тратах, как тучный гипертоник в кровопусканиях. Таким полуостров и остался. На западное побережье едут сторонники чистого моря и просторных пляжей, чей бюджет точно рассчитан, народ побогаче концентрируется на ЮБК, горы – работникам палатки и гитары.
Да, по части климата и сервиса Крыму тягаться с Грецией, Турцией и Кипром тяжело, но привлекает отсутствие границ или хотя бы виз, а также возможность уверенно чувствовать себя без знания английского. Кроме того, упомянутые страны – за морями, и романтики туда можно провезти ровно столько, сколько помещается в ручной клади.
Остатки старых крепостей более или менее равномерно растянуты вдоль берега от Херсонеса до Пантикапеи, читай – от Севастополя до Керчи, не удаляясь вглубь. Исключением является разве что Мангуп. Нормальному туристу эти древние каменюки, как правило, по барабану, и время на них отводится по остаточному принципу – если таковое будет после бдений в дискотеках и дегустационных залах. Но есть множество людей, к которым подходит определение, данное некогда одной весьма одиозной личностью: «Я не историк, я – любитель истории». Поэтому, поколебавшись между возможностью бесплатно послушать живых «ДДТ» и посмотреть на также живых рыцарей, выбрали последнее.
19-20 июля 2008 года, Судак, Восьмой фестиваль исторической реконструкции «Генуэзский шлем», первый из пяти его этапов. Место подходит идеально – и крепость впечатляет в сравнении с одинокими полуразрушенными донжонами Инкермана и Балаклавы, где были вице-консульства генуэзской колониии, и время самое то. XIII-XV века – весьма любимый военно-историческими клубами период. Мало того, что настоящее западное Высокое Средневековье, так ещё и антиутопия на отдельно взятом побережье. Пока Александр Невский громил тевтонов в Эстонии, здесь заморские паписты нагло строили местное православное население. Правда, в 1475 году под натиском турок дружно падут и Чембало, и Солдайя, и Каффа. Крым три сотни лет будет делать гадости «всея Велыкыя и Малыя и Белыя Руси», Молдове, Валахии, Грузии и вообще всему, до чего сможет дотянуться…
С девяти утра секьюрити у главных ворот «клеймят» всех, кто обменял восемьдесят гривен на входной билет. Это акт гуманизма – клеймо даёт право входить и выходить из крепости неограниченное число раз в течение дня, а вода в крепости на время фестиваля дороже вина и пива за её стенами. Но и торговцы за воротами не особо расстроены – цены на еду и напитки здесь вдвое выше, чем в среднем по городу, а они там, поверьте, немалые. Впрочем, догадаться об этом было нетрудно, а потому мы запаслись аутентичной генуэзской едой: «тонкими хлебами – скрипилитами. Эти знаменитые лепешки готовились из бобовой муки, заправлялись оливковым маслом и резались на продолговатые ломти. Переложенные листьями салата, они всегда были под рукой: оставалось только посыпать перцем, и получалась дивная еда». Пошли на сделку с совестью – бобовой муки нет, взяли кукурузную. Оказалось, в воодушевлении хватили через край: не только зрители, но и участники не брезговали даже совершенно неизвестными средневековой Европе помидорами, не говоря о чебуреках.
Рысью пробежав по периметру стен и заглянув в замок консула (скромно, нынешние чиновники так не живут), вернулись на площадку бугурта – театрализованного массированного махача. «Рубиловку» сопровождал стихотворный комментарий, чтобы народ догонял, что происходит. На вечернем представлении орган – многоствольная кулеврина, из которой должны были расстрелять шпионов, – дал сбой, и страже пришлось запинать злодеев ногами, что вызвало бурю восторга. Потом, как обычно – братание сторон между собой и со зрителями. Плотный строй рыцарей оказался разорванным, воины окружены и подвергнуты жестокому фотографированию.
Стрельбы средневековой артиллерии – всегда суперхит: много огня, дыма и шума. Впервые в Европе пушки применили в 1265 году мавры при осаде Коимбры. То есть, в осаде сидели они, а штурмовали крепость португальцы. Убить никого не убило, но лошадей напугали славно. Ещё примерно два века это и было основным назначением артиллерии. Хотя, если зарядить подковами и шарахнуть в упор…. Самая большая плата среди наёмников была как раз у артиллеристов. Орудия самых разнообразных калибров отливали как бог на душу положит, а уж изготовление пороха было даже не алхимией, а чернокнижием. Он то не горел, то самопроизвольно взрывался. Так что просто выстрелить из кулеврины или серпентины и при этом остаться непокалеченным – большое искусство.
Рыцарские поединки. Если надеть ватные штаны и фуфайку, а на голову – шапку-ушанку и ведро, наверное, можно получить приблизительное представление о самочувствии рыцарей в спокойной обстановке. Недаром обязательной принадлежностью любого костюма была шапочка, похожая на младенческий чепец – предохраняла от мелких неприятностей. Если попросить кого-нибудь по ведру ударить – дубиной и от души – это сымитирует самочувствие в обстановке рабочей. Во всяком случае, судьям не приходилось отгонять зрителей – инстинкт самосохранения надёжно удерживал тех на безопасном расстоянии от ристалища. К большому огорчению всех, самый зрелищный поединок – воина с мечом против соперника, вооружённого неким подобием алебарды (вот чёрт, забыл, как правильно называется этот топор) – секунде на десятой был прерван. Древко просто переломилось. И хотя на участниках было навешано немало защитного металла, доктор Паша не сидел без работы. А лучшие мастера исторического фехтования тренируются в одесском «Тонгаре».
Фестиваль только разгоняется, поэтому пока «город мастеров» тянул на деревеньку. Взрослый гость на фестивале оказался робок, зато детишки храбро раздували меха горна и стучали по наковальне, попадая через раз. Народ постарше больше кайфа находил в том, чтобы натянуть рубище из двунитки и усесться за гончарный круг. Я понаблюдал и убедился, что не боги горшки обжигают и уж точно не они их лепят. Ювелиры натащили кучу разнокалиберных фибул и массу уж совсем мелких фенечек, зато оставили дома свои горелки и кислоты.
В лучном и арбалетном тире бурлила жизнь, хотя было очевидно, что Робинов Гудов славянская земля не рождает. Гораздо больше на ней Вильгельмов Теллей. Неудивительно – даром, что ли, Латеранский собор проклял арбалет как оружие дьявольское и варварское. Подстрелить из него рыцаря мог и простолюдин, и женщина, и ребёнок. А вот просто натянуть лук – нелёгкая задача, где там попасть из него… Молодые ребята из Харькова, привёзшие арбалеты, выглядели несколько смущёнными. Все аркабаллисты были новоделами и нагло выделялись ружейными ложами и такими же спусковыми крючками. Зато арбалетчики своим дружелюбием выгодно отличались от соседей по лучному тиру, где царило настроение «Налетай, подешевело! Было рубль, стало два!». Меж тем как аутентичность там не лежала и рядом, луки были не английские, не турецкие и не китайские, а помесью сразу всего, и среди них два пластиковых.
Но сделать достоверный лук куда дешевле и проще, чем достоверный костюм. К костюмам же было не придраться, и мнение высокого жюри тут совпало со зрительским. Вообще храбрые люди эти участники. Таскать на себе часами латы поверх ватника, да при этом ещё махать алебардой, когда в тени за тридцать – по-моему, подвиг. А вы думаете, женщинам легче? Это сейчас статус подчёркивают бирка и часы, а тогда приходилось одеваться в дорогие тяжёлые ткани, но и этого было недостаточно. Наталья из клуба «Датская пехота» под конец конкурса сняла верхнее платье, оставшись в двух. Но скроить и сшить достоверный костюм оказывалось мало, требовалось о нём ещё и рассказать – доходчиво и интересно. Тут и выходило, что таскание на себе трёхслойных беретов, побрякушек и предков барсеток помимо основного назначения имело глубокий смысл – их можно было долго и вдумчиво пропивать. Среди же мужчин не было равных наёмникам – швейцарскому гвардейцу и ландскнехту. Попугаи…
Тогдашняя музыка… Я не в силах запомнить и произнести названия этих инструментов. Скажем проще – альт, барабан и гитара с ирландским строем. Питерская группа «Dance of Renaissance» не только находит и исполняет подобные вещи, но и классно рассказывает о них. Впрочем, классно рассказывают там почти все. Кто знал, что полька изначально была медленна и заунывна и что это вообще шведский танец? Среди композиторов – гнуснопрославленный Генрих VIII Тюдор. Бесспорно, его музыка гораздо лучше, чем его стихи. Гийом де Машо был членом парижского «Общества композиторов, употребляющих гашиш», просуществовавшего аж два века. Строй музыки… сложный. Может, потому, что тогда гашиш не курили, а ели?
В восьмом часу вечера ручеёк из вновь прибывающих зрителей совсем иссяк, народ медленно засобирался в лагерь – занимать очередь в импровизированный душ и готовить на примусах «Мивину». Походная жизнь за шестьсот последних лет не стала проще. Хорошо, что теперь есть спонсоры, да и администрация музея-заповедника «Генуэзская крепость» по мере сил облегчает тяготы. Ведь совсем небогатый народ съехался сюда не только с Украины, но и из российских Мурманска, Марийской АР и даже из-за Урала. Потому что история – это не политика, опрокинутая в прошлое. История – это гораздо круче!

P.S. Фестиваль «Генуэзский шлем» превращает средней руки южнобережный курорт в место паломничества людей, не интересующихся лежанием на пляже. Время действия – пятницы и уик-энды с середины июля до середины августа, обычно четыре-пять этапов.
Для тех, кто пришёл в Крым на своём судне: в окрестностях марин не замечено, более или менее приличная гавань – в городке Новый Свет, в четырёх милях западнее Судака. Собственно, в средневековье она там и была. Причалы в районе городского пляжа работают в режиме «принял отдыхающих – высадил отдыхающих». Грунт скальный, глубина около 1,5 м простирается довольно далеко от берега.
Частые рейсы автобусов в Ялту, Алушту, Феодосию, Керчь, в столицу автономии – каждые пятнадцать минут, ехать чуть больше полутора часов. Цены на жильё в дни фестиваля: койко-ночь от 30 гривен в районе автостанции до 80 возле крепости, в домах с удобствами от 100 гривен. Наименьшая купюра, имеющая практическое хождение, – пять гривен, меньше этой суммы почти ничего не стоит. Рекомендуется обзавестись аутентичными сухарными сумками. Желательно помимо еды и пива не забыть запасные аккумуляторы для фотоаппарата и солнцезащитный крем – в полдень в крепости очень туго с тенью. И приезжайте! Я скоро поеду ещё.