Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Finnboat Floating Show 2008
Тема: Finnboat Floating Show; Автор: Парфенюк Богдан; Страница в журнале: 48;

Продолжение. Начало в №4/2008.

Финские парусники, конечно, не столь массовые гости в маринах и на бот-шоу, как, например, французские. Но тем, кто усомнится в статусе яхтенных верфей страны Суоми, я напомню лишь два брэнда – Swan и Baltic. Для непосвящённых: это примерно как Bentley для автомобилистов. Причём, если маститое «автоимя» гарантирует люксовость исполнения и престиж, то финские парусные топ-модели знамениты не столько внешним лоском, сколько глубинным качеством и очень малым удешевлением с годами.

Но вышеупомянутые брэнды – просто самые заметные «издалека», а в стране поразительно много (о скромном количестве жителей помните?) парусных верфей. Об уровне яхтенной культуры Финляндии говорит хотя бы простая статистика: здесь каждое 4-е судно – парусник. К примеру, во Франции и Греции – признанных «парусных» державах – доля «сэйлоров» меньше.
У финских яхт столь же «прагматичная» карма, как и у катеров: лодки очень мореходные, исключительно крепкие и максимально удобные в пользовании. Эргономика каждой функциональной зоны проверяется практически, на прототипах (чего не могут себе позволить верфи масс-продукции), а потом шлифуется на уровне мелочей годами. Принципиально новые модели появляются очень редко, а срок «конвейерной» жизни освоенных проектов исчисляется десятилетиями – почти невероятно по меркам южных и заокеанских яхтостроителей. Действительно, зачем снимать с производства судно, доведенное до совершенства и по этой причине имеющее стабильный спрос?!
Конечно, речь идёт в первую очередь о круизных судах, обводы и конструкция которых не столь сильно подвержены влиянию яхтенной моды, дизайнерских экспериментов и технологических новшеств. И если большинство «массовых» судоверфей мира ориентируется в основном на чартерный рынок, то финские корабелы строят почти исключительно «под» частного судовладельца. Что это практически означает, проще всего исследовать на примере нашего первого «подопытного» (если кто забыл: я – на Турку-архипелаге, где проводятся массированные журналистские ходовые испытания финской техники, организованные национальной ассоциацией «Finnboat»).

Degero
Маленькая верфь Degero Boat Oy работает с 1980 года и трудовым коллективом всего 9 человек умудряется выпускать 6 проектов. Основавшие её Ристо Кристери и Сеппо Макела всё так же руководят производством: первый отвечает за общее администрирование и отделочные работы, а второй заведует формовкой корпусов. Дела у компании идут неплохо: дилеры в Финляндии и Японии стабильно пополняют длинный список предоплаченных заказов.
Яхты Degero – классические семейные круизеры с очень прочными корпусами повышенной мореходности, уютными кокпитами, развитыми рубками со стационарным ветровым стеклом над капом (или же рулевой полурубкой), хорошо оборудованными каютами со всем необходимым для дальних комфортных путешествий.
Две главные дизайнерские «фишки» от Degero – круглые обводы кормовой оконечности (на 3-х моделях) и внутренние посты управления (на 4-х моделях). Первые помогают при шторме с кормовых румбов (классика!), а вторые позволяют в комфортных условиях управлять яхтой на длинном переходе, невзирая на любые погодные гадости типа дождя или снега.
Для ходовых испытаний я избрал самую малую модель верфи – Degero 28 MS. Вдумайтесь: этот проект выпускается без существенных изменений уже 28 лет (с него и верфь, по сути, началась) и всё так же востребуем на рынке!
Классический «мотор-сэйлер», крепыш с длинной килевой линией, этакий речной танк. Нет, не по дизайну, конечно – наоборот, судно на редкость симпатично своей округлой кормой, элегантной погибью палубы и очень гармоничными пропорциями. Но случилось так, что наши испытания совпали с серией особо злобных порывов ветра, под которые мы удосужились выкатиться на открытый простор. Так вот: судно с уверенностью танка крушило (вот где пригодилось солидное водоизмещение!) встречную волну, спокойно выбираясь на ветер под зарифленными парусами. Для столь малой (по размеру – «самое то» для водохранилищ типа днепровских) яхты – более чем достойное поведение. И что характерно: хоть негуманно резкими порывами судно иной раз ложило на 40-50 градусов, я ни разу не услышал ни одного звука от корпуса – жесткость его несомненна.
Очень любопытно было порулить на ходу под парусами из рубки. Обзор вперёд и в стороны – отличный, сидение очень удобное (особенно его боковая поддержка, которая на резких кренах откровенно спасала), руль вполне отзывчивый (тросовая передача). Иллюминатор за затылком рулевого давал неплохой обзор в корму, а если его перекрывала открытая входная дверца, то длины тела хватало, чтобы, нагнувшись, осмотреться через дверь. Недостатки: управление туговатое (особенность штуртросовой системы, зато обратная реакция ощущается) и на крене подветренный обзор пропадает. Но, честно говоря, это уже извращение – идти в таких условиях под парусами за штурвалом. Альтернатива – классический румпель в уютном кокпите с очень эргономичными соотношениями обстройки (на кренах нога сама находит упор, спиной очень удобно упираться в комингс, от встречного ветра и брызг защищает высокая рубка, при этом не ограничивая видимость).
Экстрим закончился, осматриваюсь. В кокпите – мощный релинг со встроенными сидушками (их очень любят девушки и дети!), забортный трапик, мощная бракета для крепления стола, «карманы» в комингсах, рундук, все горизонтальные поверхности в тике. Оба паруса на закрутках (всё управление – из кокпита), погон гика-шкота – на рубке, над палубными «дорадами» (такие вентиляторы с раструбами) оберегающие их нержавеющие релинги, по периметру – сплошной фальшборт «по косточки».
В каюте – привычная для длиннокилевой классики симметричная планировка, с «пулькой» кроватей в носу и столом с откидными «крыльями» между бортовыми диванами на миделе. Между кают-компанией и кубриком (носовое жилое помещение, кто не в курсе) – изолированный санузел и объёмные шкафы. В кормовой части каюты – отлично организованный камбуз (по левому борту) и капитанский «гроб» (спальное место под кокпитом), перед которым оборудован рулевой пост, – по правому. Глаз радуется обилию дерева, с которым приятно гармонирует практичная «алькантара» диванных зашивок. Руки сами находят полки (даже отдельная книжная есть!) и шкафчики, коих здесь хватает – словом, судно действительно «хозяйское».
Сами представители верфи говорят: «Наши клиенты – главным образом пожилые семейные пары, которым нужно уютное всепогодное судно для путешествий. Соответственно всё продумано для минимальных усилий по управлению и комфортности на борту. И по цене мы гораздо демократичнее, чем наши более известные конкуренты».

Finngulf
Совсем иную идеологию избрала для своих парусников верфь Finngulf Yacht. Обязательные для финнов качество отделки и мощные корпуса она сочетает с продвинутым спортивным дизайном и приличной энерговооружённостью. Дизайн – от «экстремистов» уровня Брюса Фарра. Парусники Finngulf – для динамичного яхтинга и регат разных уровней, от любительских до профессиональных. Соответственно яхты выпускаются в разной комплектации, насыщенности техникой и средствами тонкой настройки. К примеру, выставленная на Finnboat версия «club-racing» Finngulf 41 укомплектована длинным эффективным фальшкилем, увеличенной настраиваемой мачтой, длинными погонами с разведенными на оба борта ходовыми концами. На ней должны работать, как минимум, «продвинутые» любители – лодка непростая, зато и результат наверняка способна показать незаурядный.
Но для ходовых испытаний я выбрал не её, а флагманский проект верфи (тоже от Фарра) – Finngulf 46. Стремительный корпус с длинной ватерлинией и широкой кормой, просторная незагромождённая палуба, низкопрофильная рубка, широкие бортовые проходы, в кокпите 6 лебёдок и пара больших штурвалов. Дробное вооружение, длинные погоны, «гоночные» проводки шкотов, ряды клавишников на рубке – всяческие настройки… Но при этом: полноценный раскладной стол в центре кокпита, электроприводы на большинстве лебёдок, раскладной «спрэй-худ» (козырёк над входом под палубу) в специальной нише, «лэйзи-джек» (карман-уловитель грота на гике) – элементы комфорта и приспособленности для работы не слишком большим экипажем. Очень яркий представитель «перфоменс-круизера», на котором можно успешно гоняться в любительских регатах, например, семейным экипажем. Причём гоняться с полной выкладкой и максимальной отдачей – гоночного потенциала лодке не занимать. Но после финиша экипаж уложит грот, свернёт геную, разложит стол в кокпите и пойдёт в марину с комфортом, обедая на ходу. Тем более, что достаточно мощный двигатель позволяет яхте спокойно развить 8 узлов.
Под парусами яхта очень послушна – управлять ею сплошное удовольствие. Перо одно, но достаточно длинное, чтобы «держать» яхту на кренах, когда, казалось, брочинг неизбежен. Маршрут перехода был выбран так, что я почувствовал лодку на всех курсах, от фордевинда до лавировки. Клянусь, проникся.
Впрочем, ходовые качества гоночной лодки можно выяснить лишь в достойном спарринге, а с ним не сложилось. Да и наш капитан, опасаясь за новый, ещё не «потянутый» такелаж, предпочёл зарифиться с запасом – от греха подальше. Но и в таком состоянии яхта свободно «шелестела» 9-узловым ходом, обгоняя всех, кто по пути попадался.
«Наш клиент – энергичный яхтсмен, которому мало просто ходить под парусом, а нужно ходить быстро и регулярно получать порции адреналина в клубных гонках. Но при этом, во-первых, лодка не слишком сложная, чтобы капитан мог подключить семейство или неопытных друзей, а во-вторых, после финиша смог пользоваться соответствующим своему статусу комфортом», – говорят представители верфи. Да уж, под палубой объёмы и комфорт более чем достойные, для 6-ти человек – отель минимум «4 звезды», судя по толковой планировке, укомплектованности и богатой деревянной отделке.
Яхту дешёвой не назовёшь, но финское происхождение гарантирует ей долгую жизнь даже в суровых условиях частых гонок. По крайней мере, мои зарубежные коллеги, не понаслышке знакомые с яхтами Finngulf, считают именно так, и у меня нет повода им не верить.

Nauticat
«Если твоя яхта называется Nauticat, ты действительно кое-чего достиг в жизни», – уважительно говорят посвящённые. И имеют все основания для этого.
Верфь Nauticat Yachts Oy – одна из старейших и самых известных яхтостроительных компаний Финляндии, её позиционируют в одном ряду с Nautor Swan. Была основана в 1961-м, до сих пор осталась семейным бизнесом. Производство расположено в 40 км к северу от Турку.
Историю названия мне рассказал сам президент Кай Густавссон (Kaj Gustafsson), один из основателей верфи. Их было трое, сидевших промозглым днём в раздумьях о своих будущих яхтах – надёжных и уютных, хозяева которых даже в самую дрянную погоду на бурном море должны ощущать полный комфорт и умиротворение. И тут в комнату медленно вошёл пушистый кот и развалился у ног хозяина, блаженно прижмурив глаза. Так вот же он, символ наслаждения жизнью: nautic – морской, cat – кот!
С тех пор построено более 3000 «Наутикэтов», из которых ещё ни один не пошёл на слом. Кай Густавссон: «Наша самая первая яхта постройки 1964 года выкуплена у владельца и стоит в музее в Турку. Корпус – без единого повреждения, не потерял жёсткость и по-прежнему готов к эксплуатации. Но это уже наша история…»
Вот северный подход к изготовлению корпуса: толстый «монокок» тщательной ручной прикатки, никакого сэндвича, который при перепадах температур и знакопеременных нагрузках нередко слоится. Отсюда долгоживучесть.
«Мой дом – моя крепость» – философия Nauticat. Кроме мощного корпуса это означает, к примеру, и очень мощную конструкцию руля с обязательным скегом. В плавник заформовано нержавеющее основание солидной площади: «Даже если яхта на заднем ходу собьёт о скалу руль, останется достаточная для безопасной рулёжки часть, в ближайший порт дойдёте» (снова мистер Густавссон). А на мой вопрос, почему кормы по современным дизайнерским понятиям узкие, Кай ответил: «Да, наши яхты теряют в объёме кормовых помещений и скорости. Но на попутной океанской волне такая корма безопаснее – неоднократно проверено в самых жутких условиях. Наши яхты ведь неограниченного класса, а это обязывает».
В «арсенале» верфи – 9 проектов в двух модельных линейках: традиционные «мотор-сэйлеры» с вооружением кэч (2 мачты) и одномачтовые с рулевой рубкой («пайлот-хаус»). Первые – образец исключительно мореходных, легко управляемых, безопасных и очень защищённых яхт, которые предпочитают путешественники-трансатлантики. В плюсах более гибкая парусная оснастка (к примеру, в сильный ветер можно просто убрать грот, не нарушив центровку), с низким центром парусности (снова-таки, плюс в сильный ветер) и развитая рубка с боковыми выходами на палубу (как у проверенных веками рыбацких траулеров). Помню даже фразу очень опытного «дальнего» капитана: «Истинный Nauticat – это кэч».
Впрочем, владельцы бОльшей части флота этих замечательных яхт так далеко не ходят. И для морей, омывающих Европу и Японию, они чаще выбирают вооружение шлюп. Видимо, поэтому «Наутикэты» на Finnboat были только одномачтовые. А я, для знакомства и ходовых испытаний, выбрал среднюю модель – Nauticat 351.
Лодка высокобортная, с приподнятой кормой (это общая черта для всего семейства). Как только отдали носовой, боковой ветер повалил нос на «соседа». Но Кай просто нажал кнопку носового подруливающего устройства – и проблема исчезла!
– Каждый Nauticat сделан под конкретного покупателя. Полный «кастэм»: мы не начинаем постройку, пока не обсудим с будущим владельцем всё до мельчайших подробностей, – говорит Кай. – К примеру, для японцев, которые очень активно в последнее время заказывают, пол в салоне делаем выше – они ведь низкорослые. А вот эта лодка максимально автоматизирована – у её хозяина проблемы со спиной, ему тяжело нагибаться. Отсюда и гидравлический трап на корме, и электроприводы всех лебёдок и закруток, и боу-трастер. Впрочем, за нами идёт яхта, на которой и кормовое подруливающее устройство есть.
Действительно: максимум, что мы делали со снастями, – закладывали на лебёдку; а тянули их уже электромоторы. По нажатию кнопки появились паруса, позже таким же нажатием мы их смотали…
Рулится яхта спокойно, на поворот штурвала реагирует с достоинством, а по прямой позволяет себе чуть вилять носом – обычное поведение длиннокилевой «классики». С другой стороны – отличная устойчивость на курсе, даже на большой волне. Включил автопилот и изумился: штурвал крутится совершенно бесшумно (в кормовой каюте – спокойный сон). Ага, он гидравлический!
Пока шёл мелкий дождик, нам хватало штатного бимини и козырька-брызговика над входом в каюту. Но очередное «колено» нашего перехода предстояло провести против сильного холодного ветра, да и закапало активнее. Стало неуютно. «Нет, это не по-наутикэтовски», – сказал мистер Густавссон и, нажав ещё на одну кнопку пульта управления, пригласил всех в салон. Входная дверь закрыта, штатный обогреватель быстро прогрел помещение – благодать. А я поворачивал деревянный штурвал внутреннего пульта управления и думал: на какой ещё яхте можно рулить в банном халате и тапочках, с домашним комфортом?! Обзор вперёд и в стороны прекрасный, в корму же направлен «глаз» телекамеры, изображение которой – на экране «Рэймарин». Наша небольшая команда расселась вокруг стола кают-компании и, попивая сваренный хозяйкой кофе, сквозь окна «пайлот-хауса» любовалась лавирующими и отчаянно мёрзнущими коллегами.
Сдаю управление, осматриваю яхту внутри. Чувствуется, что она сделана для путешествующих много и со вкусом. Здесь нет американского пространства внутри – на волне да под креном это только минус, можно далеко улететь и больно удариться. Зато много рундуков и шкафчиков, полок и ниш, причём очень удачно размещённых с точки зрения: «всё что нужно – под рукой именно там, где оно может понадобиться». Прекрасно организованный камбуз, просторный санузел с отдельной душевой кабиной… И – царство массива тика, которым здесь отделано всё. Кай комментирует: «Наблюдая наши яхты десятилетиями, мы сделали вывод, что время старит почти всё, исключая тик – он, как хорошее вино, с годами становится всё благороднее. Поэтому своим клиентам мы рекомендуем только его. Но если нужно, сделаем и из другого дерева».
Кстати, вот ещё что нельзя не отметить: вместо обычного на лодке леерного ограждения по периметру – сплошной жёсткий поручень с планширем из солидного тикового бруса. Практично, безопасно и очень красиво.
Nauticat 351 – замечательная яхта для путешествий. Семейная пара хозяев будет жить в просторной кормовой каюте, изредка принимая гостей (для них – привычная носовая «двуспалка») и степенно переходя из залива в залив, от марины к марине. Такую яхту нередко покупают, продав или оставив детям свой «сухопутный» дом. И не удивительно: ведь Nauticat создан не для отдыха – именно для жизни на борту, полноценной и увлекательной. Блажен, кто может себе такую позволить…

Компаниям, которые заинтересованы в налаживании партнёрских отношений с финскими верфями, ещё не представленными на рынке Украины, редакция журнала «Фарватер» готова помочь консультациями и связями на высшем уровне.