Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Гремучий уик-энд
Тема: ------; Автор: Васильев Игорь; Страница в журнале: 108;

Нам повезло. Мы надеялись, что это случится, но втайне. И дождались. Ялта приняла первый этап чемпионата мира в классе катеров Р-1. Хотя произошло это не столько благодаря победе экипажа сине-жёлтого катера в прошлогоднем зачёте (условие обходимое и недостаточное, если посмотреть на состав команд и место проведения этапов), сколько по решению промоутеров класса, посчитавших неудовлетворительной подготовку хорватского этапа. За что хорватам отдельное спасибо, искреннее. Так что 7-9 мая Адриатика перекочевала к нам и Ялта исполняла обязанности Сплита. Насколько прозорливыми оказались функционеры U.I.M. — об этом ниже, а пока надо расставить точки над «ё». Ибо восторженные возгласы в новостях с общим рефреном «Королевский класс едет в Украину!» показали, насколько запущен этот вопрос в нашем сознании.

Происходит это от нежелания вникнуть в классификацию U.I.M (Union Internationale Motonautique, Международный союз водно-моторного спорта — ред.). В ней и прежде-то было непросто разобраться, а в последнее время она вообще неимоверно раздулась за счёт вовлечения надувнушек и гидроциклов. Прежде всего, «королевским» принято называть старший Class One — 14-метровые кевларовые катамараны с глухими пилотскими фонарями и куда более мощными двигателями. Да и то столь «высоким» прилагательным класс обзавёлся недавно — то ли с победы Лайта Фараона из теократической монархии Саудовская Аравия в 1997 году, то ли с триумфа в следующем Бьёрна Гъелстена — Норвегия, как известно, тоже королевство. Настоящая аристократия тут точно ни при чём: навскидку можно назвать только Стефано Касираджи, мужа принцессы Монако, погибшего в аварии в гонке на приз своего тестя. Но тогда этот класс так не назывался, и правитель Монако носит скромный титул князя…
Впрочем, у класса Р-1 (а в нём два подвида: Super Sport и Evolution) своё преимущество — он заметно дешевле. Если Class One — игрушка для очень богатых людей (тот же Бьёрн Гъелстен, если не изменяет память, владелец нескольких судоремонтных верфей), то Р-1 — для просто богатых. Цена катера не поражает воображение — многие лодки, оккупировавшие, скажем, Балаклаву, куда как дороже. А в классе Super Sport так и вообще гоняется серийная продукция. Но… Подобный катер без предварительного заказа всё равно не строят, и цена его где-то в районе четверти миллиона евро, из которых половину стоят двигатели и приводы. А что до зрелищности — проигрывает «старшему брату» не сильно. Максимально достижимых скоростей в гонке не развить (всё-таки волны), дистанция проложена далеко, так что без качественного показа с повторами острых моментов и толковым комментарием в происходящее не вникнуть. Я видел проходивший в Санкт-Петербурге этап Class One и могу заверить: по соотношению цена/зрелищность именно P-1 — самое то.
Учитывая, что подобное действо на Украине проходило впервые, можно было ждать от организаторов повышенной суровости. Я, например, ждал. Особенно от главного «заводилы» — президента Федерации водно-моторного спорта Украины и троттлмэна* болида «Украинский дух» Виктора Шемчука. Учитывая к тому же его следовательское и прокурорское прошлое. Оказалось, совершенно напрасно. Виктор Викторович общался с прессой радушно и без тени снисходительности, что особенно порадовало. Я, естественно, не мог не спросить, почему выбор пал на верфь «Chaudron».
Мы несколько лет присматривались к чемпионату, прежде чем решились заказать катер. В мире несколько верфей, строящих такие лодки, мы обращались почти на все. И не нашли понимания. Например, на «Donzi» нам прямо сказали: «Ребята, берите, что дают». А на вопрос: «А нельзя ли, скажем, поставить другие двигатели?» — спокойно запросили тройную цену. А Шарль** Кьянтар пошёл нам навстречу. Потом я ему говорю: «Мы новички, нам бы пройти школу управления такой лодкой». «Да без проблем, мой сын Аарон прекрасно справится с ролью «играющего тренера» в вашей команде».
Как по мне, совершенно правильно. Семейство Кьянтаров — это нечто. Харизма с радиусом поражения атомной бомбы. Энергии набираешься, просто постояв рядом. Казалось, что в день «пробы воды» на набережную Ялты высадилась если не вся Мальта, то большая её часть. Похожий на арабский мальтийский говор висел, как топор в табачном дыму. Чуть позже активизировались итальянцы, которых в чемпионате большинство, и атмосфера Средиземноморья воцарилась полностью. В ней временами тонули даже хозяева, не то что тихие бельгийцы.
Сходство довершала погода. Солнце усердно раскуривало свою трубку-томагавк, разя не только бледную кожу, но и голову. Я задал троттлмэну второго украинского экипажа Андрею Лысенко бредовый вопрос: «Как это вообще?»
Мы и раньше гонялись, но на маленьких лодках. А это целый корабль! Круто…
И тут семейное дело — его дочь Настя тоже гоняется (естественно, на лодках поменьше). Она же в первый вечер была расстроена больше остальных. Над ребятами явно довлело желание показать максимальный результат на домашней воде. И, увы, довлело чрезмерно: чувствуя, что лодка недобирает два-три узла, на последнем круге попытались выжать ещё и… вылетели из кокпита. Система аварийной остановки сработала чётко, служба спасения на трассе тоже. Но для нашего экипажа на этот день проба воды закончилась, а «Синяя Чайка» вышла на трассу в качестве судейского судна…
На другое утро море было неспокойно, но ближе к полудню стало стихать, и поднятые на ночь катера начали сбрасывать на воду. На «Ukrainian Spirit» в боевой серо-оранжевой раскраске заводили стропы. Я дождался перерыва в эмоциональном диалоге Шарля Кьянтара с механиками и спросил о применённых в корпусе новой лодки материалах. «В смысле?». «Карбон, кевлар, соты?» — уточнил я. «Нет-нет, стеклопластик». — «Цельный или сэндвич?». «Цельный пластик». Вот так. Отсюда и пять тонн на кране. Правилами ограничена удельная мощность, толку от всей этой экзотики? Поинтересовался и тем, откуда в названии верфи это непереводимое слово — «Chaudron»? «О нет, это не какое-то слово. Это от наших имён.» И чтобы я уже точно понял, начал загибать пальцы: «Charles, Audrien, Aaron».
Солнце снова набивало трубку, и я поискал прохлады в конференц-зале отеля «Ореанда». Жан-Мари ван Ланкер: «Всё великолепно. Фантастическое место, большое количество лодок, очень дружелюбная публика. Мы готовы рассказать об этом всему миру и гарантируем два дня прекрасных соревнований». Я спросил Жана-Мари: «Что с «Синей Чайкой»?
— Второй украинский экипаж выйдет на трассу. Было бы несправедливо лишать ребят возможности выступить дома из-за ошибки, сделанной на свободной тренировке, даже не в квалификации. Но, конечно, рассчитывать на победу им будет сложно.
Катера откатали тестовые круги и заправились перед гонкой. Геликоптеры с камерами зависли над трассой. Началось!
Я не стану даже пытаться комментировать гонку, ибо к моменту выхода журнала профессионально смонтированные сюжеты наверняка будут выложены в Интернете. Скажу лишь, что бельгийцы оказались тихими только в стартовом лагере. В первый день (на самом деле на первом этапе, ибо проводится по два этапа в пяти городах) в Evolution их лодка «Furnibo» (№ 33) была второй, пропустив вперёд хищный итальянский «SNAV-Kiton» (№ 88) и обойдя «Metamarine Foresti Suardi» (№ 60),тоже с Апеннин. В Суперспорте «Baja Attolini» (№ 38) реабилитировались за прошлогодний старт сезона в Ла-Валетте, где, лидируя всю первую гонку, на ровном месте нарушили правила, получили штраф и остались без наград. Третьими и тут были бельгийцы. Счастливый семнадцатый номер принёс «Духу Бельгии» место на подиуме. Итальянцы на «Big Sergio» (№ 22) вторые.
«Стены» отказались помогать нашим. Если «Синей Чайке» не хватало скорости, то «Украинский дух» просто не поехал. То есть сперва-то он летал, да ещё как! Но в оба дня вспоминалось бессмертное: «…что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?». Не доехало. Аарон Кьянтар практически не вылезал из лодки и на берегу и выглядел расстроенным и измученным. За два дня на катере трижды переставляли двигатели! Руководство грешит на «ILMOR», но справедливости ради стоит сказать, что в Ялте в классе Evolution финишировали три с половиной лодки. То есть буквально – немецкий «Cranefields Wine» в длинной гонке тоже не добрался до зачётного створа. На двух катерах из названных стоят «Mercury», но достаточна ли эта статистика? Впрочем, жираф большой, ему видней.
Вечер первого дня был омрачён известием, что один из вертолётов, с которого велась съёмка, разбился, заходя на посадку, есть погибший и раненые. И хотя оргкомитет не занимается трансляциями и геликоптер с номером UR-IVAN на хвостовой балке не принадлежал ни одному из телеканалов, атмосфера в лагере сгустилась ещё больше.
Второй официальный день, он же второй этап, включал гонку на выносливость — с увеличенным количеством кругов. Симпатии зрителей распределились примерно поровну между всеми итальянскими болидами и «Духом Бельгии». Наши – понятно: ну любят у нас Италию во всех проявлениях! Хотя можно не сомневаться — участвуй № 44 «IkoCasa» с Шелли Джори и Адриен Кьянтар, всё внимание собрал бы он. Но Адриен была заявлена в «Ukrainian Spirit» запасным пилотом и могла в любой момент надеть шлем Аарона, а Шелли села за штурвал «Духа Бельгии».
Воскресенье принесло победителям абсолютно те же результаты, что и субботний заезд. В Evolution бельгийцы и итальянцы на «Metamarine Foresti Suardi» поменялись местами, а четвёртого призёра там не было. В Суперспорте «выстрелил» ещё один итальянский экипаж на «Karelpui» (№ 81), приехавший третьим. «Big Sergio» шестой, но сохранил третью строчку после двух гонок. Чисто украинский теперь «Seagull - Chaudron» после пятничной неудачи провёл обе гонки очень хорошо, хотя проблемы с двигателями (да и с приводами) были и у них. Шансы на итоговый подиум в Италии ребята не растеряли. Восемь очков от третьего места – это разрыв всего в две ступеньки, по сути ещё ничего и не начиналось. «Украинскому духу» будет тяжелее – рассчитывать на победу в чемпионате теперь можно, только если соперники наделают грубых ошибок…
Это был итальянский уик-энд. Из шести экипажей пять взбирались на пьедестал! Всё правильно, верность должна быть вознаграждена. Морские гонки проводятся в стране уже больше ста лет, и даже в годы жестоких нефтяных кризисов итальянцы всегда участвовали в чемпионатах. А ведь за гонку катер «съедает» полтонны топлива плюс-минус сто литров…
Конечно, в первую очередь это шоу. Катера яркие, ревут завораживающе, тонут (было и такое!) тоже красиво. Спортивная часть всё-таки отходит на задний план. Я понимаю, что найти человека, способного вести репортаж с гонки так, как Анна Дмитриева с турнира «Большого шлема» – это из области ненаучной фантастики. Но попробовать стоило. И раз уж фантазировать – лучшего места, чем Севастопольская бухта, для подобного действа не найти во всём Причерноморье, да не обидятся ялтинцы. Это уже готовый стадион с естественными трибунами. Да, сложностей в организации добавилось бы. Но ведь смогли же провести этап в Босфоре, прямо под мостом Азия – Европа! А судоходство там не в пример… Как говорила героиня Лии Ахеджаковой: «нет ничего невозможного для человека с интеллектом».
Лично у меня недоумение вызвала новая система подсчёта баллов, третья за три последних года – но это уже дело рук U.I.M. Не так уж и много команд участвует в первенстве, чтобы искусственно подогревать интерес только к первым трём лодкам. И понятнее она тоже не стала. Простейший пример: в прошлом сезоне первое и третье место автоматически давали 181 очко, а два вторых – 180. Теперь же по 32. Понятно, что и раньше при равенстве баллов считали победы в «длинных» гонках, но теперь число вариантов, при которых надо лезть в протоколы, возросло ещё больше.
Всё же остальное организовано было великолепно. Впрочем, меньшего и нельзя было бы ожидать от людей, взявшихся за это дело. Но Ялта оказалась не просто местом проведения. Виктор Шемчук: «Мы поражены. Звонили люди, разные фирмы. Спрашивали, чем могут помочь, и оказывали эту помощь. Ничего не требуя взамен, даже упоминания».
Что же до спортивных результатов… Надеюсь, никто не ожидал триумфа над итальянцами? На их стороне столетняя традиция, лучшая в мире катерная индустрия и двигатели, талантливые пилоты и механики ювелирного класса. В конце концов, Dolce Vita против «украинского духа». Мы слишком суровы, мы не умеем даже толком улыбаться. Я не знаю рецептов. Может, побольше кьянти вместо горилки, больше базилика на кухню, включать хоть иногда тарантеллу? Всё должно получиться. В конце концов, по словам Жана-Мари ван Ланкера, у Ялты прекрасные шансы ещё не раз заполучить на свои улицы (точнее, в воды) этот праздник.


* Троттлмэн (англ. новояз. Trottleman ) — «человек с гашеткой», гонщик, управляющий оборотами и углом откидки колонок или валов. Если на катере стоит двухскоростная коробка, то и ею тоже. От его умения и удачи зависит, разовьёт ли лодка максимальную скорость и выживут ли при этом движки.
** Учитывая, что на Мальте английский – второй государственный, правильнее, наверное, было бы всё-таки Чарльз. Но родня звала его именно так, и вправду — имя Шарль куда больше подходит этому человеку.