Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Кубок Америки: развязка
Тема: ------; Автор: Бидзиля Иван; Страница в журнале: 104;

«А что, Кубок Америки уже закончился?» Я слышу этот вопрос практически от всех знакомых яхтсменов. Несмотря на то, что организаторы 33 Кубка Америки отрапортовали о рекордном количестве телекомпаний (всего – 39, в том числе Евроспорт), которые транслировали в прямом эфире соревнования в Валенсии, практически никто не смог увидеть схватку двух 90-футовых монстров. Причиной этому стали переносы гонок на более позднее время, открытие зимней Олимпиады, а более всего – годы судебных тяжб. Какой же он был, этот 33 Кубок Америки?

В 2010 году этой престижной регате исполняется 140 лет. В 1870 году нью-йоркский яхт-клуб впервые защищал Кубок. За это время соревнования претерпели ряд важных изменений, но главный документ Кубка Америки – «Акт дарения» (Deed of Gift) – доказал свою жизнеспособность и в наши дни. Составленный Джорджем Шайлером, участником синдиката, который владел яхтой «Америка», ещё в 1857 году, «Акт» всего несколько раз подвергался изменениям и в 2010 году снова стал фактически положением о регате для 33 Кубка Америки.
Именно нарушение положений «Акта» послужило причиной первого судебного иска американской команды BMW Oracle к швейцарской команде Alinghi. Американцы утверждали: испанский Club Náutico Español de Vela (CNEV) на самом деле фиктивный, созданный в сговоре со швейцарцами для того, чтобы будущий Протокол этих двух клубов был выгоден Alinghi.
Детально о ходе судебных тяжб «Фарватер» писал в №5 (30) 2008 года. Сейчас же мы рассмотрим события, которые последовали после того, как 2 апреля 2009 г. Апелляционный суд штата Нью Йорк единогласно признал клуб CNEV нелегитимным Претендентом и обязал Alinghi принять заявку Претендента от BMW Oracle.
В апреле 2009 года BMW Oracle обратилась к Alinghi с предложением «открыть» 33 Кубок Америки и для других команд. Не совсем понятно, что хотели американцы, потому что к этому моменту остальные команды либо переживали тяжёлый финансовый кризис, либо переключились на соревнования в других классах. Кроме того, активно шла подготовка будущего Louis Vuitton Trophy и создание World Sailing Team’s Organization в качестве её руководящего органа. Одним словом, никто, кроме двух миллиардеров, не был готов выложить по 100 000 000 евро для финансирования команды. BMW Oracle и Alinghi принимают решение проводить так называемый Deed of Gift Match – «один на один» по правилам, которые предусмотрены в «Акте дарения». Его условия просты: если стороны не могут договориться о правилах и формате проведения соревнования, то судьба Кубка должна быть решена в трёх гонках до двух побед. Дистанции гонок также были определены «Актом»: первая и третья гонки – «сосиска» длиной от старта и до огибания знака в 20 миль; вторая гонка – «треугольник» протяжённостью 39 миль.
Следующим вопросом была дата. Alinghi заявили, что для подготовки такого матча им потребуется 10 месяцев, которые должны отсчитываться от 2 апреля 2009 года (когда суд вынес решение о признании CNEV нелегитимным претендентом). BMW Oracle настаивали на отсчёте этого срока от даты подачи первого иска, то есть от ноября 2007. На помощь снова пришёл американский суд, который утвердил решение провести 33 Кубок Америки в феврале 2010.
Если в этот раз BMW Oracle не удалось лишить Alinghi времени на подготовку лодки, то они отстояли место соревнования – в Валенсии. В июле 2009-го Alinghi демонстрирует всему миру своё удивительное творение: 90х90-футовый катамаран Alinghi 5. Но – святотатство! – с двигателем. Правда, он приводил в движение только паруса катамарана, давая швейцарцам возможность сократить триммеров в команде. Но и это не всё: Alinghi 5 имел водный балласт, специальные краски на смачиваемой поверхности, которые улучшали трение, и ещё много других «фишек».
BMW Oracle в бешенстве обратились в суд. Но судья Корнери признала наличие двигателя на катамаране не противоречащим требованиям «Акта дарения» – двигатель непосредственно не приводит катамаран в движение. Удивляться не было времени, и к осени 2009 года на тримаране BMW Oracle также были установлены электролебёдки и команда уволила большую часть триммеров. Интрига, однако, сохранилась: по мнению многих специалистов, в данных условиях тримаран был более громоздкой конструкцией, чем катамаран, и требовал большей силы ветра для достижения положительного крена. Для скептиков у Ларри Эллисона был туз в кармане. Когда он его вынул – все ахнули.
Но это всё было осенью, а пока приближалась дата 6 августа 2009-го, когда Alinghi по решению суда были обязаны объявить место проведения 33 Кубка Америки. И снова сенсация: Alinghi называют никому не известный Эмират Рас аль Хайма. Со стороны американцев последовала многозначительная пауза. Ходили даже слухи о том, что Рассел Каутс посещал Эмират, чтобы ознакомиться с «терруаром» самому.
Более месяца от BMW Oracle не было слышно ничего. За это время Alinghi с шейхами успели развернуть в Рас аль Хайма обширное строительство баз для двух команд и перевезли туда свой катамаран для тренировок. Американцы не спешили никуда отправлять свою лодку, что предвещало бурю. И она случилась: в конце сентября, когда, по-видимому, Alinghi уже крепко потратились на Эмират, BMW Oracle просят судью Корнери признать Рас аль Хайма нелегитимным местом для будущего Кубка. И госпожа Корнери выполнила их просьбу: 27 октября Валенсия была названа единственным и неоспоримым местом проведения 33 Кубка Америки.
Интересно, что задолго до этого дня Alinghi было подписано, а затем аннулировано несколько соглашений с властями города о том, что 33 Кубок будет проведен в Испании. Согласно одному из них Валенсия обязывалась выплатить Alinghi 65 млн. евро за право снова принимать у себя Кубок. Но сейчас утверждение Валенсии в качестве «столицы» Кубка было не в пользу швейцарцев: надеясь на условия акватории Эмирата, Alinghi 5 проектировался для лёгкого ветра и минимального волнения. Валенсия посреди зимы таких условий не обещала.
До старта первой гонки оставалось чуть более трёх месяцев. Фанаты паруса волновались: Alinghi не только не начали приготовления в Валенсии, но погрязли в очередной судебной волоките. Американцы настаивали, что мерительная процедура должна проводиться, когда катамаран готов к старту, т.е. балластные баки полны. Это показало бы, что в действительности поплавки Alinghi 5 длиннее, чем 90 футов. В свою очередь, швейцарцы требовали, чтобы измерение длины поплавков BOR90 (временное название тримарана BMW Oracle) проводилось с учётом рулевых перьев, что также могло «удлинить» тримаран и привести к дисквалификации. Американцы настаивали на публикации Гоночной инструкции, а швейцарцы ссылались на решение суда от апреля 2009, которое позволяло им обнародовать ГИ не раньше, чем за несколько недель до старта первой гонки, и требовали «таможенного свидетельства» на BOR90, в котором окончательно будут указаны параметры тримарана.
Кульминацией разборок стало появление в прессе информации о «секретном» соглашении между Alinghi и ISAF, в котором, якобы, швейцарцы обязывались уплатить более 100 тыс. евро за «правильное» судейство во время 33 Кубка Америки. BMW Oracle просят суд обнародовать это соглашение. Alinghi отнекивается, мол, такое соглашение – нормальная практика для них, как клуба-организатора Кубка Америки.
История казалась бесконечной. В действительности она такой и является, так как даже сейчас в нью-йоркском суде рассматривается иск BMW Oracle к Alinghi за нарушение правила «Акта дарения» о происхождении яхты-участницы. Невооружённым глазом было видно, что Alinghi 5 использует 3DL паруса North Sails, которые, как известно, производятся в Неваде. «Акт дарения» прямо указывает, что судно-участник должно быть построено в стране, которую оно представляет. Вероятно, это касается и парусов? Не обязательно. По мнению Alinghi, «судно» – это корпус, а не паруса. Так ли это, в конце февраля должен решить суд. Вы спросите, зачем это BMW Oracle – ведь они выиграли Кубок? Это прецедент, который будет приниматься во внимание, случись ещё раз такой поединок между командами, которые не могут договориться между собой ни по одному вопросу. А возможно, это «запасной вариант», если Alinghi задумает оспорить результаты матча.
В трёхлетней истории тяжб на второй план отходят сами команды и лодки. А они достойны большого внимания. BMW Oracle имели некоторую фору во времени, так как на полгода раньше начали тренировки на воде. Однако очень сложно готовить лодку, когда не знаешь, в каких условиях она будет соревноваться. С этой точки зрения у Alinghi было преимущество, так как они при проектировании своей лодки уже имели представление о будущих условиях гонки. Другое дело, что они не смогли отстоять свой Эмират в суде.
Тримаран BOR90 несколько раз подвергался модификациям. Увидев, на что похожи поплавки Alinghi 5, американцы быстро изменили носовую форму всех трёх корпусов тримарана. В свою очередь Alinghi много раз меняли мачту и удлиняли бушприт. Во время одной из тренировок у BOR90 сломалась мачта, но Alinghi не успели порадоваться этой новости, так как вскоре BMW Oracle продемонстрировали нечто невероятное: вместо грота они поставили твёрдый парус, или, как его любовно все называли – «крыло». В действительности, мире нет такого крыла самолёта, которое может сравниться с крылом тримарана BMW Oracle. Высота твёрдого паруса 68 м, что вдвое больше длины крыла Boeing 747! Площадь крыла на 100 кв. м превышала площадь грота Alinghi 5. Но никто не знал скорости, какую показывали оба снаряда. Эта информация держалась в строгом секрете, несмотря на отчаянные попытки шпионажа, предпринимаемые обеими командами. Было известно только, что и Alinghi 5, и BOR90 с лёгкостью идут в два, а то и в три раза быстрее ветра и могут лавироваться под углом в 20 градусов!
Ещё один интересный факт. Яхты Reliance, Ranger, KZ1 в разное время (начиная с 1903 года) были Защитниками Кубка Америки. Их длина по ватерлинии практически одинакова: 26-27 м. Зато водоизмещение менялось. Если в 1903 году Reliance имел 198 тонн, то KZ1 в 1988-м – уже только 39 тонн, а USA17 при такой же длине ватерлинии – всего 18 тонн!
Тем временем приближалось 10 февраля. В условиях катастрофической нехватки времени команды ещё и умудрялись обмениваться острыми выпадами и всячески саботировать попытки решить хоть какую-то часть вопросов. Когда уже лодки были погружены на транспортные суда, между соперниками развернулся спор, кто и где будет «парковаться» в Валенсии. Залив, специально оборудованный для 32 Кубка Америки, по мнению BMW Oracle, не подходил для их тримарана с крылом, постановка которого требовала свободного места в радиусе сотен метров. Поэтому американцы оборудовали новую базу в торговом порту, против чего яростно выступали швейцарцы. В свою очередь, Гоночная инструкция от Alinghi говорила о невозможности проводить гонки, если скорость ветра превышает 15 узлов и высота волн – более 1 м! Такие условия в зимней Валенсии очень редки и BMW Oracle усмотрели в этом требовании попытку создать преимущество для Alinghi 5. Швейцарцы не остались в долгу и запретили через Гоночную инструкцию использовать новейший прибор лазерного измерения силы и направления ветра стоимостью в 140 тыс. долл., который был у американцев.
Не удивительно, что вы устали от перечисления спорных моментов, если даже сама судья Апелляционного суда Нью-Йорка Корнери попросила соперников создать независимое жюри, на рассмотрение которого будут отданы все вопросы правил гонки. Так она надеялась избавить суд от непрекращающегося потока исков. Решением именно этого органа главный судья соревнования Гарольд Беннет наделялся полномочиями самостоятельно определять пригодность погодных условий для проведения гонки.
Сложно поверить, но создание инфраструктуры для гостей в Валенсии, передача прав на ТВ-вещание и аккредитация журналистов начались не ранее, чем за неделю до старта первой гонки, которая была запланирована на 8 февраля. В паническом темпе вокруг залива Кубка Америки возводились кафе, места для зрителей и гигантский экран, на котором планировалась трансляция гонок в прямом эфире.
Принимая во внимание размер лодок участников и длину дистанций, стартовая линия гонок располагалась на удалении более 20 миль от берега, так что простые зрители не смогли выйти в акваторию и фотографироваться на фоне соревнующихся многокорпусников. Да что там зрители – катера судейского комитета не могли угнаться за движущимися на скорости 25-30 узлов Alinghi 5 или BOR90. Последний к тому времени получил официальное название USA17 (любимое число Ларри Эллисона). Одним словом, проблем было невпроворот и счёт шёл на минуты.
Настал понедельник, 8 февраля. Было решено, что все предупредительные сигналы в гоночные дни будут даны в 10.00. Однако ни в один день этого не случилось, хотя попытки были. За неделю до старта по Валенсии прокатился циклон, поднимая трёхметровые волны и срывая ветки с пальм. И в понедельник природа не была настроена помогать командам. С 10.00 и до 16.00 местного времени две лодки в полной готовности простояли на воде в ожидании стабильного ветра. Та же ситуация повторилась и в среду, 10 февраля, с той только разницей, что ветра, наоборот, было слишком много и волнение превышало допустимые лимиты, а команды даже не выходили в море. В прессе появились заявления, что Alinghi и BMW Oracle просто неженки и их поведение не спортивное. В итоге первым гоночным днём стала пятница, 12 февраля.
У многих журналистов уже кончились визы, телеканалы после двух переносов трансляций вынуждены были отказаться от эфира Кубка Америки, испанские власти не выпускали на воду две суперяхты с VIP-гостями BMW Oracle… Одним словом, настроение в лагере Кубка Америки было нервозное.
Сложно себе представить давление, которое было оказано на главного судью 33 Кубка Америки, новозеландца Гарольда Беннета. Однако он хладнокровно выполнял свои обязанности и в пятницу, наконец-то, АР флаг был спущен.
На старте первой гонки 33 Кубка Америки Alinghi 5 получили штраф за нарушения права достаточного места при выполнении маневра, хотя USA17 всё равно стартует с опозданием. Первые десять минут Alinghi 5 лидирует, но американцы уверенно догоняют соперника. За 15 миль до наветренного знака USA17 уже шли с опережением в 600 м, и это расстояние всё увеличивалось. Преимущество USA17 на огибании составляло более трёх минут, а у Alinghi 5 ещё был невыполненный штраф. Что и говорить, «360» на катамаране – дело небыстрое, и швейцарцы финишируют с 15-минутным отставанием.
Вторая гонка была назначена на первый «запасной» день – 14 февраля. Катер комитета с утра вышел из Валенсии в поисках ветра. Весь Иберийский полуостров накрыло фронтом низкого давления, рядом с Валенсией выпал снег. В течение дня пресса была занята слухами о присутствии президента команды Mascalzone Latino на яхте Ларри Эллисона «Rising Sun». Это означало, что итальянская команда готовится стать новым Претендентом, если американцы победят.
Однако ветер не хотел держаться одного направления. Прошёл полдень, час дня, два часа дня… В половине третьего Гарольд Беннет установил знак против ветра, который дул с северо-востока с скоростью 7-10 узлов. Это должна была быть гонка Alinghi! В 16.00 местного времени, за 20 минут до окончания времени, определённого для подачи стартового сигнала, флаг АР был опущен. Каких-то 5 минут отделяли команды от очередного переноса гоночного дня, но Гарольд Беннет дал сигнал.
Как и в первой гонке, Alinghi 5 получает штраф во время стартовой процедуры. На этот раз за несвоевременный вход в стартовый бокс. И снова, как в первой гонке, швейцарцы лучше стартуют. Лодки расходятся разными галсами, и Alinghi 5 находит хороший ветер на правой стороне дистанции; их преимущество достигает 500 м. Дойдя до левой лей-лайн, USA17 поворачивает и сближается с противником. Alinghi 5 медленно выполняет поворот, американцы вырываются вперёд прямо перед первым огибанием. Alinghi 5 отстает на знаке на 25 секунд.
Далее, на подветренном отрезке, разворачивается борьба скоростей. USA17 уверенно обгоняет Alinghi 5. Скорость тримарана достигает 30 узлов. На втором знаке швейцарцы уже проигрывают 2,5 минуты. В 18.30 местного времени USA17 спешит к своей победе – у Alinghi 5 ещё не выполнен штраф. Перед самой линией Защитник «раскручивается» и финиширует с отставанием в 5 минут. Вероятно, в это самое время юрист Mascalzone Latino Алесандра Пандерезе передаёт Ларри Эллисону Ноту Претендента 34 Кубка Америки от Римского яхт-клуба. Началась новая эра…
«Передача власти» от проигравшего обладателя Кубка Америки к новому Защитнику пока проходит спокойно. Тактик команды Alinghi Бред Баттерворз сказал, что BMW Oracle построили нечто вроде самолёта и в этом секрет их победы. На пресс-конференции, сразу после окончания второй гонки, СЕО американской команды Рассел Каутс завил, что его команда будет стремиться провести 34 Кубок Америки как мультикомандное соревнование. Он также подтвердил принятие Ноты Претендента от Римского яхт-клуба, но составление Протокола 34 Кубка Америки, по его словам, ещё не начиналось. То же касается класса яхт, места и времени проведения следующего соревнования, однако слухи говорят в пользу Ньюпорта, штат Род Айленд, как будущей «столицы» Кубка. Этот город имеет славные традиции Кубка Америки и, вероятно, будет стремиться их преумножать. Также большие шансы и у Сан-Франциско, поскольку GGYC расположен именно в этом городе.
18 февраля Кубок летит над Атлантикой в Сан-Франциско, где он будет установлен в помещении GGYC. Всё выглядит спокойно. Есть только один тревожный момент. Эрнесто Бертарелли заявил прессе, что признание за итальянским клубом прав Претендента является сговором двух команд, и Протокол, составленный этим тандемом, будет ущемлять права остальных, кто выскажет желание участвовать в 34 Кубке Америки. Точно такие же слова со стороны BMW Oracle в адрес Alinghi и CNEV в 2007 году положили начало трёхлетней «холодной войне» 33 Кубка Америки…