Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Филипп Бриан – человек-легенда
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 102;

Такое прозвище далеко не каждому по плечу — слишком ответственна эта ноша. Но Филипп Бриан всей своей жизнью и делами вполне оправдал его.

 

Путь знаменитого француза к вершинам парусного спорта поистине феноменален. Он побеждал в гонках самого короля Норвегии Харольда и выиграл One Ton Cup в 1984-м. Трудно переоценить вклад Бриана в Кубок Америки. Он не только помог Швейцарии впервые оспорить главный трофей парусного спорта, но и спроектировал яхту для шведской команды. Его имя стоит первым в числе дизайнеров всех лодок, сражавшихся за Кубок от имени Франции, и он тесно сотрудничал с Жаком Шираком в годы, когда будущий президент выступал спонсором «трёхцветного» экипажа.
Во Франции Бриан знаменит как дизайнер популярных парусных яхт, выпущенных под брэндами Jeanneau, Beneteau и CNB. Он также спроектировал лодку-чемпиона гонки Fastnet Race, вернувшей стране Admirals Cup, познакомил яхтенный мир с часами Corum и сделал всё, чтобы Франция стала важнейшим игроком Кубка Америки. Без Бриана могло и не существовать такой регаты, как Louis Vuitton Cup…
Но вернёмся к началу этого «восхождения к звёздам».
Сын парусного мастера, представлявшего Францию на Олимпиаде-1968, Филипп с детства мечтал стать яхтенным дизайнером. В 4 года он впервые сел в яхту класса «Оптимист», а в 15 уже выиграл Quarter Ton Cup. С сестрой Кристиной, которая тоже полностью посвятила себя яхтам, Филипп гонялся постоянно. А в свободное время занимался чертежами, пытаясь сделать лодки ещё более быстрыми.
В 16 лет Бриан попросил своего классного руководителя отпустить его в Испанию. Именно там спроектированная им лодка нашла покупателя. 2000 франков — немаленькая награда для юного конструктора. К тому же Бриан посетил верфь в Аликанте, где под его надзором и по его чертежам строились три деревянные яхты. (Впоследствии в той же серии вышли ещё 15 лодок из композитных материалов. А сейчас на счету Бриана уже 12000 яхт, сделанных по его проектам!).
Потом была Швеция — вместе с Пеле Петерсеном он работал над проектом 12-метровой яхты Sverige, представлявшей Швецию в Кубке Америки-1977. Однако свои права на юношу заявила французская армия, и Бриан был призван в элитный спортивный батальон, поддерживающий сборную Франции по парусному спорту. Только вернувшись из армии, Филипп сформировал штат собственной студии…
В 22 года Бриан попытался продать свои проекты Jeanneau, но безуспешно. Зато он добился немалых успехов в гонках. И спустя некоторое время верфь попросила использовать накопленный им опыт в дизайне массового круизера. Так появилась 32-футовая Symphonie, положившая начало блестящей карьере Бриана, чьё имя связано более чем со ста моделями.
В 1990-е слава Бриана уже вышла за пределы гоночного мира. Сначала была супер-яхта Mari-Cha III. Затем он спроектировал CNB 70, 29-метровую Grand Bleu Vintage, а также Mari-Cha IV, Hamilton II, Spip, Whimsy, Gliss, Briand 105, CNB 80, Bristolian II, Vertigo 220 и фантастически красивую 38-метровую P2 от Perini Navi для владельца Perseus.
А потом Филиппа настигла любовь. Это случилось в заключительный день регаты Les Voiles de St Tropez 2002. Кристина пригласила его на борт яхты Audacious (экс-Turmoil). Здесь Филипп и встретил любовь всей жизни и свою музу. Веерле Баттио, хозяйку Audacious, в яхтенном мире все знают как Куки. Она далеко не новичок в бизнесе: степень MBA и создание успешной компании Numetrix, впоследствии проданной Oracle, говорят сами за себя.
Теперь Филипп и Куки стали работать вместе. В 2004-м, путешествуя на парусной яхте с Корсики на Сардинию, из-за бурного моря они долго не могли попасть в гавань. И тогда Куки осенило: владельцу с экспедиционными амбициями нужна яхта моторная, способная добраться до самых отдалённых участков планеты, в то же время не причиняя вреда океану. Для этого надо соединить позитивные черты парусных и моторных яхт в одном проекте и разработать эффективное судно с большим запасом хода и низким уровнем выбросов. Используя накопленный опыт, Куки с Филиппом сформулировали три постулата Vitruvius Yachts: эффективность, устойчивость и надёжность. Что касается названия, то оно, напоминая о «Витрувианском человеке» Леонардо да Винчи, отражает концепцию яхты с идеальными пропорциями. В итоге был спроектирован BOS-корпус (от Briand Optimized Stretched — «оптимизированный расширенный от Бриана»).
Бриан убеждён, что линии корпуса определяют ДНК яхты: от них зависят её эффективность, расход топлива и мореходность. Разработанный Брианом корпус обладает вертикальным форштевнем, благодаря чему увеличивается длина ватерлинии, а волновое сопротивление по сравнению со стандартными яхтами схожего размера снижается на 5%.
Тесты в специальном бассейне доказали: данный корпус затрачивает на 30% меньше топлива на максимальной скорости и обладает самым большим запасом хода из всех аналогичных яхт. Это подтвердилось на практике. Exuma, первая яхта из серии Vitruvius, расходовала лишь 10 л топлива на морскую милю (для сравнения: средний расход 50-метрового судна составляет порядка 13 л). Дизайн кормы позволяет улучшить управляемость. Корпус обладает низким центром тяжести, что минимизирует бортовую и килевую качку и обеспечивает максимальный уровень комфорта.
В 2005 году на боут-шоу в Монако представители Luerssen заявили, что их верфь займётся строительством первой яхты Vitruvius. Правда, позже оказалось, что яхты относительно небольшого размера не вписываются в бизнес-план Luerssen. Однако поиски потенциального владельца, желавшего инвестировать деньги в смелый концепт, всё-таки увенчались успехом. Им стал опытный яхтсмен из Западной Европы. В середине 90-х он прошёл вокруг света на своей третьей моторной яхте. Теперь же будущий владелец Exuma решил построить для себя экспедиционную супер-яхту, способную добраться до отдалённых точек Земли.
Новая супер-яхта, кроме глубокой осадки и типичной формы корпуса, должна была обладать всеми атрибутами эксплорера. Более того — владельцу хотелось иметь на борту джип-амфибию и судно на воздушной подушке, которые открывали бы ему и гостям путь к труднодоступным островам и атоллам! Ключевыми характеристиками будущей яхты служили её длина (до 50 м) и тоннаж (ниже 500 т). Осадка не должна превышать 2,4 м, а оборудовать её надо было высококлассным сонаром, мощным и бесшумным носовым подруливающим устройством и кормовым якорем (последние — для обеспечения безопасной стоянки в тесных маринах).
За реализацию проекта взялась верфь Perini Navi, хотя она никогда не строила моторные яхты. Тем не менее это решение оказалось стратегически верным. Perini Navi Group уже решила возродить брэнд Picchiotti, вплотную заняться созданием моторных яхт и установить эталон для конкурентов.
Работа над судном началась на Cantieri Navali Beconcini — верфи, впоследствии названной Picchiotti Shipyard. Занимая площадь 32 000 кв. м, она обладала тремя 70-метровыми ангарами, двумя кранами на 260 и 820 т и двумя 50-метровыми доками.
Экстерьер Exuma — воплощение гармонии между прямыми и струящимися линиями. Яхта оснащена большими окнами, дающими прекрасный обзор и освещение на каждой палубе. В частности, огромные bombа-glass двойной кривизны создают 360-градусный обзор на мостиковой палубе. Аналогичные окна впервые появились на спроектированной Мартином Френсисом яхте Eco (теперь Enigma).
Не менее привлекательна и вторая яхта Vitruvius — Galileo G, построенная в соответствии с правилами Ice Class. Её владелец собирался путешествовать в Арктике и Антарктике, поэтому яхта в большей степени напоминает эксплорер. Оба судна, созданные в рамках проекта Vitruvius, на практике превзошли ожидания, а реальный расход топлива оказался даже ниже заявленного.
Но Бриан, конечно, не собирается почивать на лаврах. На турецкой верфи Perini Navi в Йилдызе ведётся строительство корпуса для третьей яхты Vitruvius: 73,3-метровое судно доставят американской семье в 2013 году. Бриан отметил, что яхту оснастят гибридными двигателями (diesel electric) и пропульсией ABB Azipod, интерьером займётся Реми Тессье. А сам Филипп работает ещё над несколькими версиями: 44-метровой, 50-метровой с изменённой планировкой, 95-метровой и даже 9,5-метрового тендера.
В Ла-Рошели команда Бриана из шести человек работает почти исключительно над парусными яхтами. Большинство из них делаются для Beneteau и Jeanneau. Вскоре CNB представит новую 75-футовую лодку, а Jeanneau покажет 509-ю и 469-ю модели. Ещё шесть человек трудятся в Лондоне, в Челси, над моторными и парусными яхтами. В частности, они разработали дизайн Inoui, 33-метрового шлюпа из композитных материалов, строящегося на верфи Vitters в Нидерландах.
В придачу ко всему этому Бриан курирует дизайн по крайней мере ещё пяти парусных яхт длиной от 27 до 54 м. Есть ли среди них Mari-Cha V? Время покажет. Но нет сомнения, что и эти проекты будут такими же гениальными, как всё, что создаёт Филипп Бриан — человек-легенда наших дней.

И всё же парус, «поднятый судьбой», это «странствий знамя вечное» по-прежнему властвует в душе заядлого гонщика.

 

По материалам Интернет.