Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Мыс несбывшихся надежд
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 106;

Яхт-клуб «Бартоломео» в Днепропетровске довольно молод, но уже широко известен отличной организацией престижных водных соревнований международного уровня, авторитетной школой юных спортсменов, разноплановыми походами, весёлыми семейными праздниками. А столь необычно он назван в память о португальском мореплавателе Бартоломеу Диаше (Диасе), который первым доказал, что Африка не граничит с полюсом. А главное — открыл мыс Доброй Надежды.

 

…Начало могуществу морской и колониальной Португалии положил инфант Энрике Мореплаватель. Именно при нём португальские мореходы совершили несколько дерзких экспедиций вдоль западноафриканского побережья. И держава прирастала новыми землями, крепла в морских сражениях.
Дело Энрике Мореплавателя продолжил король Хуан II Совершенный. возмечтавший найти морской путь в баснословно богатую Индию. В числе снаряжённых на юг экспедиций дальше всех продвинулась команда под началом дворянина из королевской свиты Бартоломеу Диаша ди Нованш. Он уже имел опыт плавания к берегам Африки, к тому же король доверял ему больше других.
И вот наступил август 1487 года. Флотилия Диаша в составе трёх кораблей отправилась в путь. Одно судно было своеобразной базой: на нём разместили большой запас продуктов, воды, оружия и корабельных снастей (на случай ремонта). Было здесь и несколько чернокожих рабов, своеобразных торговых агентов: в местах швартовки каравелл они должны были предлагать местным туземцам золотые и серебряные украшения, а также образцы европейских товаров, приглашая к торговле.
Пока шли вдоль африканского берега, всё было благополучно. Но разразилась буря и унесла корабли далеко в море. Тринадцать дней моряки не видели земли, растерявшийся Диаш направлял флотилию то на север, то на восток. Наконец 3 февраля 1488 года на горизонте обрисовались высокие горы и вскоре португальцы пристали к вожделенному берегу.
Однако аборигены встретили европейцев камнями. Диаш пригрозил туземцам, а потом и убил одного из арбалета. Мирной торговли не получилось, пришлось поспешно уходить снова в море.
Когда Диаш увидел, что берег тянется на восток, он понял, что после бури корабли незаметно обогнули южную оконечность Африки. Бартоломеу стремился дальше, но команда стала роптать. К тому же потерялось грузовое судно с основными припасами, а на гостеприимство африканцев надежды не было. Поэтому договорились идти вперёд ещё три дня, а потом возвращаться. Чтобы хоть как-то оправдаться перед королём, Диаш потребовал скрепить это письменное соглашение подписью каждого члена команды.
Через три дня каравеллы достигли устья большой реки. Она и стала крайней точкой путешествия Диаша. Да, отважный моряк до Индии так и не дошёл. Зато своим открытием южной оконечности Африки он опроверг утверждение учёных, полагавших, будто Африка растянута до самого Южного полюса. В бухте Алгоа, защищённой величественным мысом, мореходы соорудили падран Сан-Грегориу (каменный столб с гербом Португалии), а сам мыс получил название мыса Доброй Надежды. Правда, существует легенда, что на самом деле Диаш назвал его мысом Бурь, а теперешнее имя дал ему король, не утративший надежды таки найти путь в Индию.
P.S. Фортуна — дама лукавая. Спустя 11 лет почти в том же месте, где кончилось терпение команды Диаша, взбунтовались матросы другого португальского мореплавателя — Васко да Гамы. Они хотели заковать его в цепи, а вернувшись домой повиниться перед королём. Но Васко да Гама узнал о преступном заговоре, заковал зачинщиков в кандалы и продолжил плавание. Диаш оказался не столь решительным. Но, как бы там ни было, имя его навеки внесено в скрижали географических открытий.

 

По материалам научно-популярных изданий.