Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Космолеты Де Альма
Тема: De Alm; Автор: oio; Страница в журнале: 38;

Мне он напоминает звездолет «Тантра» из романа И.Ефремова «Туманность Андромеды».
На его мостике, тускло мерцающем дисплеями навигационных систем в красноватой ночной подсветке, мне ничто не мешает смотреть на звезды. И развертка радара, рисующая в ночи очертания греческих островов, напоминает скопления галактик Млечного пути…

Сейчас мы идем через шторм от израильского побережья в сторону турецкого берега. Почти отсутствует бортовая качка. На любом другом корабле нас валяло бы немилосердно. Свистит баллов на шесть или семь, наш мощный форштевень разваливает волну за волной, но чай остается в стаканах и вся посуда только тихонько позвякивает на камбузе. Это неслышно и четко, как швейцарские часы, работают успокоители бортовой качки.
Системы САРП и АИС для радиолокационной прокладки курса и идентификации находящихся поблизости судов, два независимых GPS-плоттера с картографией Transas и С-Map не дают нам потеряться в ночной Средиземке. Впрочем, и без них мы уверенно чувствуем себя с бумажными картами ГУНиО и британскими адмиралтейскими планами — благодаря отличной калибровке радара, благодаря Интернету (связываемся через Инмарсат) и надежной VHF-станции, регулярно сообщающей нам штормовые предупреждения по опасным районам. Из приемника Navtex белой змеей ползет лента навигационных предупреждений на весь район Средиземного и Черного морей. Где-то там во тьме сейчас бушует стихия, и я читаю на ленте информацию о гибнущих в Керченском проливе судах. Там черт знает что творится, а у нас сравнительно тихо. Конечно, барашки, конечно, раздувает узлов под тридцать, но ровное гудение двух мощных Caterpillar не прерывается ни на минуту. Корабль пульсирует, живет, и каждое биение его пульса мы видим на огромном дисплее бортового компьютера, докладывающего нам о состоянии всех систем: вот включился сепаратор, отправляя в дэйтанк очередную порцию очищенной солярки; вот возросла нагрузка на генератор — это заработал компрессор кондиционера; вот основной генератор наращивает нагрузку — кто-то включил электроплиту. Я вижу каждый вентиль, каждый трубопровод, каждый электрорубильник и автомат — в каком он состоянии в данную минуту, сколько на борту топлива, воды, масла. Это похоже на кино про космические полеты, и сам я чувствую себя не идущим через море, а летящим к звездам в капсуле реального звездолета.
Это De Alm — 70 футов умных живых систем, шедевр современной яхтенной индустрии от одной из лучших верфей мира. В нем все — от инженерной начинки до дизайна кресел — каждую минуту говорит мне о том, что этот корабль — истинный сплав роскоши, изящества и технического совершенства. Это Яхта с большой буквы, корабль, не знающий компромиссов, живая легенда яхтинга и воплощенная в сталь мечта с обложек яхтенных журналов. Мне повезло десятки раз стоять на его мостике и ходить на нем по рекам, озерам, морям и океану. Это действительно большая удача, потому что теперь я знаю, какой должна быть настоящая экспедиционная яхта, которой доступны Средиземка, Атлантика, Тихий, Ледовитый и Южный океаны, озера Скандинавии и таежные реки Сибири. И любой корабль, на который мне еще случится попасть, я неосознанно буду сравнивать с ним — стальным океанским De Alm. После такого корабля трудно влюбиться в какую-нибудь другую лодку. Эта яхта пленяет и завораживает навсегда и, как стрела, пущенная с тетивы, попадает прямо в сердце. Потому что она и вправду живая — с душой и благородным характером истинной аристократки морей.
Сейчас, слушая по радио сводку по Кикладам, где бешеным винтом заворачивается новый циклон на все 11 баллов, я как капитан, несущий вахту, не могу не порадоваться, что мы успеваем вовремя. И только на входе в уютную и технически совершенную гавань турецкого Мармариса мы повстречаемся на пару часов с головой этого дракона, разносящего сейчас в щепки греческие берега. Но если вдруг придется не в шутку хлебнуть свежей погоды, я знаю, что создатели корабля с голландской верфи De Alm подумали за меня почти обо всем.
И бронированный форштевень, и ледокольная шпация силового набора корпуса, и низкий метацентр, и свинцовый балласт в киле из сантиметровой крупповской стали, и океанская категория корабля, и комплект аварийного снабжения, включающий в себя несколько спутниковых буев САРТ и Коспас-Сарсат, и плоты на весь паспортный экипаж, и автоматические системы пожаротушения, и видеокамеры на трюм и машинное отделение, и мощный RIB Zodiac, стоящий на флайбридже возле стрелы телескопического крана фирмы Besenzoni, и фальшфейеры всех цветов, и запасные компасы, и спасжилеты со встроенными баллонами, и дайвинговый компрессор, и двойное, по-военному, дублирование всех систем, — все это как-то утешает, вселяет оптимизм и веру в себя и корабль. На этой лодке мы всегда прорвемся, что бы ни случилось. И это совсем не будет подвигом, а станет просто трудным походом, который даже в такую погоду будет не лишен приятности.
Двести спутниковых телеканалов в двух домашних кинотеатрах и музыкальный Hi-End в салоне, винный погреб с климатом и кухня Gaggenau, позволяющая изобретать и готовить любые кулинарные изыски, роскошные сьюты четырех пассажирских кают и расположенная в носу уютная каюта команды, которым впору быть в каком-нибудь пятизвездочном «Хилтоне», такие пустяки, как тик и хром везде, где только можно, климатические системы, автоподстройка яркости света, шторы-жалюзи, работающие по системе «умный дом», — вся эта красота и фантастика, даже на суше встречающаяся вместе, «в одном флаконе», не так уж часто, здесь, за пятьсот миль от берега, кажется настоящим чудом и радует не переставая. А если бы я был просто пассажиром или владельцем этого сказочного корабля — ей Богу, мне всегда было бы чему здесь радоваться и чем заниматься, особенно когда штилевое море и сияющее средиземноморское солнце высушат тиковые палубы и яхта засияет белизной и хромом надстроек, нержавейкой якорей и лебедок, блеском тонированного остекления. Мы бы встали на якорек в одной из бесчисленных изумрудных бухт, опоясывающих турецкое побережье от Анталии до Бодрума, изредка совершая на скоростном RIBе пиратские набеги на ближайшие таверны и магазины, просто балдели бы несколько дней от чистого моря, горячего солнца, свежего ветра и потрясающего комфорта, который дарит нам этот корабль. Мы бы сбросили на воду мощный гидроцикл и носились бы везде, осматривая скалы и островки, ныряли бы с аквалангами, ловили рыбу и купались в изумрудных прозрачных волнах, лелея и холя свои бронзовые от загара тела и соблазняя своих спутниц снова и снова. Ведь к такой яхте в комплекте снабжения всегда и безусловно должны прилагаться красавицы-русалки — без них счастье на этом корабле не было бы полным, да и сам он отлично устроен и придуман для счастья детей и женщин: великолепные души и сверкающие санузлы, которые язык не поворачивается обозвать гальюнами, солярии с белыми матрацами по всему флайбриджу, огромный гриль на верхней палубе, ощущение простора в салоне и в каютах… Все это также входит в комплект снабжения, в дополнение к морю, солнцу и отличной средиземноморской кухне в сотнях таверн на берегу.
А в общем-то зачем мы употребили эту частичку «бы»? Никакого сослагательного наклонения тут нет и никогда не было. Именно так мы, собственно говоря, все время и поступали вместе с владельцем яхты, каждый раз выбирая новые красоты и новые места для стоянок.
На этих лодках мне приходилось пробиваться через настоящий Харрикейн в Атлантике, сражаться со штормами Биская и Ла-Манша, штурмовать зыбь Северного моря. На этих кораблях мы входили во фьорды Швеции и Норвегии, восхищенно любовались с борта озерами финской Саймы и русской Карелии, расталкивали стальными форштевнями майские льды на Балтике и пробивались сквозь топляки на таежных фарватерах Волго-Балта.
Ну а если на минутку отбросить в сторону лирику и поговорить серьезно, об этих кораблях можно сказать многое на сухом и точном языке цифр. Для тех, кто понимает, пожалуйста: линейка стальных кораблей начинается с 13 метров и заканчивается сегодня экспедиционной яхтой «Дельфино-Дарвин» длиной 32 метра, заявленной по регистру Ллойда. Четыре модельных ряда экспедиционных кораблей трех – и четырехпалубной компоновки. Традиционные для Голландии коттеры с вельботным обводом и круглой кормой. Хайтековские «Фрайбурги», ставшие премьерой 2012 года. «Альмтраулеры» от 13 до 18 метров — морские и океанские экспедиционники с автономностью в 2–3 тысячи морских миль. Эксплореры трансокеанской серии «Дельфино» длиной от 19 до 32 метров, номинированные в Дюссельдорфе на звание лучшей европейской яхты 2011 года. Топливные танки моторных яхт этой серии объемом от 18 до 45 тонн позволяют ходить без дозаправки на расстояния от 4 до 6 тысяч морских миль. Силовые установки Caterpillar, Perkins, Iveco, Jon Deer или MTU — высокоресурсные дизеля класса Heavy Duty имеют моторесурсы по 20–30 тысяч моточасов. Для этого класса яхт — стандарт. Сепараторы, рулевая и подруливающая гидравлика (на ней же работают швартовные и якорные лебедки), мощные электростанции от 10 до 100 киловатт, гидравлические трапы и краны для RIBов и гидроциклов. Категория «А». Регистр Ллойда. Впрочем, всего этого можно было бы и не говорить. Достаточно просто сказать одно слово — De Alm.
Эталонные корабли открытого моря. Карманные супермегаяхты. Карманные потому, что для таких гигантов, как Moonen, Feadship, Lurssen, Amels или Krupp Marin Systems, идущих «ноздря в ноздрю» с De Alm, максимальные для De Alm 32 метра будут, пожалуй, маловаты, ибо там, где кончается длина сегодняшних De Alm, начинаются эти линкоры. Но в остальном — никаких компромиссов. Это экспедиционные яхты высшего разбора и высшего, эталонного для мировой яхтенной индустрии качества. Брэнд с большой буквы, в котором все должно быть прекрасно: и инженерная начинка, и навигационная электроника, и дизайн, и даже логотип на высоком борту.
Если вы владелец такого чуда, то, судя по всему, ваше имя звучит не менее гордо и вам никому не надо доказывать и объяснять, что вы многого добились в жизни. А если вы яхтенный капитан, то вам остается мечтать только об одном — и дальше не расставаться с этими изумительными лодками, в которые нельзя не влюбиться.
Я множество раз был на этой голландской верфи и видел, как их строят. Сказать, что впечатлен, — ничего не сказать. Строят медленно, с толком, никуда не торопясь, подгоняя микрон к микрону, миллиметр к миллиметру все допуски, строят, не экономя ни времени, ни материалов, с улыбками и не покидающим ощущением сосредоточенности и праздника. Так работают настоящие профессионалы. Это надо один раз увидеть, чтобы понять: так должны строить звездолеты и космические орбитальные станции. Но так строят De Alm — морской звездолет «Тантра» из книги моего детства. И каждый раз, конечно, получается шедевр. И необходимость ждать своего корабля год, а то и два никого не останавливает, так же, как и цена. Потому что на свободном рынке этих яхт почти не бывает. И те, кто решатся строить новый корабль легендарной верфи, видимо, тоже скоро придут ко мне на сайт www.korabli.ru и полетят со мной в Голландию, в маленький городок Веркендам, где мы вместе долго и тщательно будем выбирать проект и оборудование будущей лодки, а потом не раз вместе летать сюда, видя, как растет и крепнет наше новое дитя — новый стальной шедевр по имени De Alm.

Александр РЫСКИН.