Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
КИТАЙЦЫ ИДУТ!
Тема: ------; Автор: Васильев Игорь; Страница в журнале: 114;

Какие ассоциации вызывает слово «джонка»? Лично я представляю тупоносую летучую мышь с бамбуковыми крыльями и окуневыми глазами. Желтолицые матросы в чёрных косынках с иероглифом «учиться» (человек под крышей, а над ним – когти) берут на абордаж пришедший из Калькутты клипер с грузом опиума на борту. Романтика Жёлтого моря, страшно далёкая от наших берегов. Поэтому, увидев джонку в Севастопольской бухте, подумал: всё, глобализация осуществилась. Почему-то вспомнился анекдот про финско-китайскую границу. Словом, оставить это без внимания было никак нельзя.

Владелец лодки Владимир любезно пригласил меня осмотреть судно. Я, в свою очередь, клятвенно пообещал соблюдать морские суеверия, и потому – ни слова о планах. Но грандиозность замысла меня поразила. Корпус ещё довоенной немецкой постройки, причём изначально замышлявшийся как моторно-парусное судно. В процессе реконструкции был нарощен киль, уложен дополнительный балласт. Происходило это на далёком Севере, на Белом озере, куда судно было отправлено как депутат Балтики. За древностию лет. Но обычного конца – порезки в металлолом – удалось избегнуть. Потом последовал переход по каналам и Волге на Чёрное море, и замышляется продолжение. Внутри просторные кубрик и кают-компания, два санузла, камбуз, рулевая рубка и всё, что необходимо для не особо аскетической жизни на борту. Но вот это как раз обычно – мало ли подходящих и не очень корпусов переделывалось в прогулочные? А лодка интересна именно своим вооружением, которое на нашей долготе попадается реже, чем зубы у курицы.
Лодки с похожими на громадные веера парусами первыми из европейцев увидели португальцы. Многие историки не без основания считают, что Марко Поло добрался только до западных границ Китая, а скорее всего вообще не был нигде восточнее нынешней Феодосии. Но то всё – предания старины глубокой, а для более-менее современного западного мира китайский парус вновь открыл полковник Джон Хаслер по прозвищу Блондин. В 1960-м на фолькботе «Джестер», оснащенном китайским парусом, он занял второе место в первой гонке одиночек через Атлантику. Кстати, лодка оказалась даже более известной, чем её владелец – несколько раз в OSTAR выделяли класс «Джестер», а теперь это имя носит отдельная гонка. Написанная Хаслером вместе с Джоком Маклеодом книга «Парусное вооружение джонки» считается сторонниками этого типа парусов своего рода Библией. По словам Владимира, эта книга ещё более укрепила его в решении вооружить лодку по типу джонки – само решение было принято раньше.
Преимущества и недостатки в общем известны – на русском языке несложно найти статью «Китайский парус» Ховард-Вильямса. Если кратко, то сам парус действительно похож на обрезанный у рукоятки веер. К концам сквозных лат немалого веса проведены шкоты, обычно попарно через шпрюйты. Латы крепятся к мачте бейфутам в первой четверти длины. Шкоты затем посредством блоков собираются в один, но так, чтобы сохранялась некоторая возможность регулировать длину. В описании всё это выглядит громоздко, да и на взгляд не проще, однако поразительно действенно. Сам Хаслер считал, что «нет ничего лучше китайского паруса для плавания в одиночку». На свой «Джестер» он водрузил люк от подводной лодки, демонстрируя, что ни при каких условиях не покинет каюту, если у него не возникнет такого желания. Для всех манипуляций с парусом достаточно фала, шкота и топенанта, а выходить к мачте вовсе незачем. Но полковнику и этого показалось недостаточно: он дополнил конструкцию парой линей, проведенных через отверстия в ноках рейков (на случай совсем уж светопреставления). Когда их выбирали втугую, парус превращался в принайтованный к палубе многоствольный пулемет. Выбирать лини, естественно, тоже было можно, не выходя на палубу, но погод, оправдывавших применение сего девайса, за время гонок не случилось.
Вообще вооружённый таким образом фолькбот имел массу и других достоинств, кроме умения ломиться сквозь шторм с задраенными люками. Рифится китайский парус простым потравливанием фала. Зарифленный парус работает так же, как и обычный, поскольку задуманный профиль не искажается. Ткань, в случае чего, рвется только от рейка до рейка, разрыв не идет дальше. Его, кстати, можно тут же «зашить», стянув латы по концам штертами. Мачта не раскреплена стоячим такелажем, и есть очень много людей, которым это нравится, хотя аргументировать такое пристрастие сложно. Шить парус гораздо проще, и дешёвая ткань тут более уместна, чем дорогая.
Критиков у китайского паруса тоже хватает. Основной аргумент: Китай – жёлтый СССР, и ничего хорошего там придумать не могут. Даже буквы изобрести не догадались.
Святая правда, совершенства нет ни в чём, даже в Поднебесной. Парус расположен с одной стороны от мачты и на одном галсе работает несколько хуже, чем на другом. Мачта и латы имеют большой вес, что по соображениям остойчивости заставляет делать вооружение ниже. Применять же совсем лёгкие латы нельзя, ибо при этом половина достоинств будет потеряна. Именно поэтому считается аксиомой, что джонка никогда не будет прилично ходить в бейдевинд в слабый ветер. Хотя вопрос: а много ли яхт хорошо ходят в слабый ветер этим курсом? На нём выигрываются и проигрываются гонки на олимпийской дистанции – в том же китайском Циндао, где на набережной стоят ветряки. То ли в насмешку, то ли чтобы показать, что ветер тут всё же бывает. А в крейсерском плавании обычно выбирают «дизель-шкот».
Джонкой действительно очень легко управляться. Лодка Владимира оснащена шхуной-кэчем (а как ещё назвать, если паруса на обеих мачтах одинаковые?). По словам владельца, со 160 квадратными метрами он справляется без особого напряжения. И вооружение выбиралось именно с расчётом на это. Возразить тут нечего – владей я семнадцатиметровой шестидесятитонной махиной, у меня бы болела голова только о том, как бы на ней куда не въехать. Ибо движение в портах есть, и чем дальше на юг, тем более броуновское. Это всё равно, что держать в гараже личный танк, и не какой-нибудь убогий Pz-II, а как минимум Т-34. На нём здорово прокатиться с ветерком по маковому полю, но ведь до этого поля ещё надо доехать по обычной дороге…
А «Джестер», проданный Хаслером в 1964-м, не пропустил ни одной Трансатлантики до 1988 года. Лодка ушла на дно, протаранив затопленный контейнер. Ей было 35, и это был самый знаменитый фолькбот и одновременно самая известная джонка в истории.