Авторизация
В продаже - № 3(78) 2017
Тест-драйв
>

 

 

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Две регаты - два дебюта
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 112;

Если бы мне сказали, что я буду участвовать в одной из самых популярных международных регат, я бы только рассмеялся: хоть и хожу под парусом пять лет (сначала на «Луче», а потом на «Финне»), меня никогда не тянуло на гонки. Читая книги про Эллен Макартур, Валентина Манкина и других известных гонщиков, давно понял: это занятие – для истинно «двинутых» на парусе. Ради победы они готовы не вылезать из кокпита сутками, уродоваться на тренировках и лучшие годы отдать переездам и сборам без семьи и уюта. На такие жертвы я не способен – мне нравится круизное плавание. И если хотелось состязаться, то только с ветром, волнами и рыбой на крючке.

Но месяц назад всё изменилось. Мне предложили принять участие в перегоне яхт из черногорского города Бар в Мармарис для гонки в регате Marmaris International Race Week. Я и раньше занимался этим делом, от которого, кроме удовольствия побывать в новых местах, получал ещё и опыт дальних переходов. Так что сборы были недолгими. А впереди – 700 миль через греческие земли.
Перегонять предстояло две одинаковые яхты, Beneteau First 36,7, принадлежавшие гоночной школе «Тактик», ну и, естественно, «заточенные» для гонок. Это и предопределило характер перехода: гоняемся! И вот стартуем. Подвахтенный следит за колдунчиками, рулевой, выключив автопилот, становится к штурвалу, капитан не отходит от чартплоттера, делая поправки к курсу. Правда, его больше волновали минные поля вдоль побережья Албании, чем соревнование, но это понятно: главное – прибыть в конечный пункт с целой яхтой и экипажем. Лодка замечательная, чутко воспринимает каждое передвижение шкота или штурвала. Но ветер пропал, и обе яхты включают двигатели. Хоть так, но мы впереди! Почти через сутки финишируем на греческом острове Паксос: красивейший залив, а вода такой прозрачности, что кажется – до белого песчаного дна рукой подать. Невольно взглядываем на эхолот – не мелковато ли? Итак, первый этап позади, и гонка тоже – капитаны решили дальше не соревноваться, а идти вместе.
И дальше были Лефкас и Коринф с его рукотворным каналом, Афинский залив с его сильными ветрами и много греческих островов с их древней историей…
На подходе к Мармарисскому заливу дует хорошо, в море много яхт – идут последние тренировки перед стартом регаты.
– Эй, немцы! Попробуйте догнать! – кричу, проходя мимо яхты с германским флагом.
– Сам ты немец! Из Анапы мы! Сейчас вас сделаем! – отвечает белобрысый парень. Вот тебе и немцы! Вся команда уже в кокпите: кто на открен, кто на шкоты, и мы снова гоняемся – три яхты идут с нами попутным курсом. Чувствую, что мне начинает нравится. Вроде как опережаем их! Но тут ветер «скисает», и вахтенный включает «дизель-шкот».
Наконец вот он, Мармарис – турецкая парусная Мекка. Город живёт предстоящей регатой: всё в цветах, на рейде стоит военный корабль, украшенный флажками, расцвечена и вся центральная часть города. В магазинах – реклама соревнований, яхтенные сувениры, одежда с соответствующей символикой. Даже воздух здесь пахнет большим праздником! «Нетсель марина» тоже неузнаваема. А вот и девушки – никогда не думал, что есть столько яхтсменок. Они не только гоняются в смешанных командах, было много чисто женских экипажей! Молодёжи – тьма! Многие приехали с детьми (младшему участнику регаты был от силы год). Но всё ближе подходит время сдачи яхты новой команде, а так не хочется улетать домой. Просто грешно оставить этот праздник жизни, всё равно что побывать в Париже и не подняться на Эйфелеву башню. И мы остались – я и Михаил, инструктор парусной школы Олега Гончаренко.
– А что, Миша, – может, напроситься к кому-то в команду?
Миша на гонках с детства – у него батя яхтсмен:
– Да-а-а, побывать в Мармарисе на регате и не поучаствовать в ней…
– Это преступление! – заканчиваю я.
Вечером на яхту подтягивается новая команда во главе с петербуржцем Фёдором Дружининым. Сдаём яхту, рассказываем про мелкие поломки. За ужином приступаем к главному:
– Фёдор, как бы с вами в гонке поучаствовать?
– Извините, ребята, но места все заняты. У меня команда – шесть человек. Может, на вторую яхту вас возьмут?
Ждём. Наконец приехал кто-то. Оказывается, владелец обеих яхт, Артём Брум – прилетел с Мальты, где гонялся в Rolex Middle Sea Race на своей яхте Viskonte. Здесь тоже будет со своей командой. Ну понятно, что мы им нужны, как турку сало.
– Ладно, – говорит Миша, – идём спать. Не погоняемся, так хоть переночуем на яхте с профи.
Утром выходим на поиски команды. Если взять в расчёт, что «Нетсель-марина» вмещает на плаву 720 яхт, шансы найти подходящую у нас были, хотя не больше, чем у Остапа Бендера при поиске стула с бриллиантами. И всё-таки к полудню у нас были предложения от двух яхт: Миша нашёл очаровательных российских девушек, которых знал ещё по парусной школе, а я встретил одесситов во главе с капитаном Валентином Заболотным. Ну что же, хоть по отдельности, но идём на регату! Теперь надо перегрузить пожитки на «свои» яхты. И вот здесь Фортуна улыбнулась нам во все тридцать два зуба!
На самом краю пирса я заметил яхту под российским флагом. На палубе загорелый дедушка перебирает такелаж. Типичный такой яхтсмен-пенсионер, которых много сейчас на морских просторах. Из любопытства подхожу познакомиться:
– Здравствуйте! Я Руслан из Киева. Пригнал сюда яхту для регаты.
– Ростислав Новодережкин из Москвы. А это моя яхта Wind Master.
– Извините, фамилия у вас очень знакомая, где я её мог слышать?
И вдруг меня осенило:
– Вы тот самый Новодережкин, который чемпион Советского Союза? Который ещё с Манкиным?!
– Тот самый, тот самый, – перебил меня хозяин яхты – и Советского Союза, и Европы.
Вот это да! Я опешил, и не знал, что сказать. Ничего лучшего не пришло в голову, как спросить:
– Позволите с Вами сфотографироваться?
– Да перед гонкой как-то не принято – плохая примета. А ты что же, гоняться не будешь?
– Ещё толком и сам не знаю, – и я бегло рассказал Ростиславу Александровичу о наших проблемах.
Миша тем временем «внедрялся» в женскую команду.
– Миша, я познакомился с Ростиславом Новодережкиным! С чемпи…
– Да ты что! Мой батя с ним на «Эмке» в одной команде был! Где он?!
Не прошло и десяти минут, как мы с Мишей пили чай в кают-компании со своим новым капитаном:
– У меня команда – семь человек, но они все в гостинице ночуют. Так что на яхте мы только втроём спать будем – каждому по каюте. Они ребята хорошие, но на яхте, кроме одного, ни разу никто раньше не ходил. Это у меня будет, так сказать, обучающая гонка. Вы мне как раз и поможете. Руслан, ты в гонках раньше участвовал?
И тут я вспомнил – всё-таки участвовал в одной гонке на «Финне».
– Очень хорошо! Ты, Миша, будешь пришивать лат-карман, а ты, Руслан, бери плоскогубцы – будем якорную цепь снимать.
Вот так для нас началась Marmaris International Race Week. Хотя до старта оставалось ещё два дня.
Утром прибыла основная команда – большая семья из Анапы, с жёнами и внуками. У них семейный бизнес – фармацевтическое предприятие. Также приехали их главный бухгалтер и два компаньона из Риги. По идее, это должна быть корпоративная гонка, и капитан для неё был выбран один из лучших. Кэп сразу начал объяснять, что как называется, для чего оно предназначается и как правильно с ним работать. К вечеру мы даже вышли в залив для тренировки, где капитан расставил нас по местам, и вконец измученная команда отрабатывала повороты, постановку спинакера и работу на «пианино» и лебёдках.
Наконец капитан смилостивился: «Майна грот! Идём в марину!»
…То, что раньше я в Киеве знал как «пати» – это ужин у домашнего очага по сравнению с «пати», которые проводились в марине. Больше тысячи участников регаты, плюс спонсоры, гости, участники музыкальных коллективов, фотографы, операторы, организаторы… – такое количество одновременно жующих, пьющих, танцующих, поющих и просто лежащих людей мне не доводилось видеть ни разу. Все они собирались под большим шатром, прямо здесь же, в «Нетсель-марине». Это были какие-то мега-вечеринки с живой музыкой. Турецких блюд и выпивки – на всех с головой. Музыка – на любой вкус. Танцы начинались с лёгкого джаза, плавно переходящего на классику – танго, самбу, рок-н-ролл, и заканчивались мировыми хитами в исполнении всех присутствующих.
Но вот, наконец, и день первого старта. Кэп, проснувшись пораньше, наклеил над всеми стопорами, лебёдками и погонами их названия. Как оказалось, этим приёмом пользовался не он один. Позже на многих яхтах мне довелось видеть такую «грамоту» на разных языках.
В 9.30 из марины начинает выходить весь флот регаты. Зрелище очень захватывающее: 140 бортов устремляются на просторы Мармарисского залива. Ошеломлённая этим стайка дельфинов спешно покидает бухту. Мы все на местах: настраиваем грот, определяемся с направлением ветра, дистанцией, кэп планирует тактику. Минут через десять на судейском судне вывесили флаг, отменяющий старт. Ждут ветра. Вся флотилия барражирует по заливу, сжигая топливо и нервы. Наконец подуло, – до старта десять минут. Напряжение нарастает. Капитан то уваливается, то приводится, уворачиваясь от встречных или от попутных яхт. У кого право дороги, а кто должен уступать – нужно решать молниеносно.
– Три, два, один, старт!
Гонка началась.
– Открен! Свободные «перетекают» на правый борт!
Через некоторое время:
– Поворот!
За переметнувшимся стакселем творится что-то невообразимое: за леерным ограждением висит наш баковый Игорь, уцепившись руками за стойку, а его за ноги пытается вытянуть «пианист» Юра. Игорь отчаянно отбрыкивается: чтобы его вытянули за ноги, ему нужно сначала отпустить руки, а если он отпустит их, то окажется по пояс в воде, причём головой вниз. Наконец Сергею удаётся выпутаться из стаксель-шкота и он своими могучими руками выдёргивает Игоря на палубу. Треск разорванной материи, отлетевшие пуговицы сыпятся на потопчину. За кормой уплывают вдаль три беленькие кепки от спонсоров. Капитан даже не знал, что сказать. Точнее, знал, но не мог выразиться культурно:
– Вы…, вы… Вы чего творите, вашу мать!
– Капитан, Вы рулюйте помедленней, пожалуйста, а то мы не успеваем за вами.
– Какой «рулюйте»? Какой помедленней? Работать всем!
– Как мне работать? У меня шорты на палубу падают.
– Надень другие.
– Какие другие? Вы с яхты даже тряпки половые повыбрасывали!
Да, яхту перед гонкой мы облегчили по максимуму. На пирс выложили всё, что имело хоть какой-то вес и не было прикручено. По таким завалам на пирсе и отличались яхты, участвующие в регате, от остальных.
Вскоре перед нами уже поворотная марка. Баковый вытягивает спинакер, заводит снасти. Перед нами несколько яхт с красным флагом из первого дивизиона. Они не наши соперники.
– Кэп, мы на марке первые!
– Отставить посторонние разговоры! Приготовились к повороту!
Огибаем поворотный знак,
– Спинакер-фал – пошёл! Закручиваем стаксель!
«Пианист» опешил:
– Так спинакер или стаксель?
– Спинакер! Спинакер пошёл! Стаксель потом закрутишь!
Красивый парус наполняется ветром, но не дойдя даже до середины пути, опускается в море – отстёгивается спинакер-фал. «Пианист» по инерции чуть не затягивает фал в мачту. Парус красиво расстилается по воде. Все замерли, не ожидая такого поворота событий.
– Вынимайте быстрей, пока под яхту не ушёл! Игорь, второй спинакер на палубу, цепляй за геннакер-фал!
– У меня штертик на шортах развязался!
Кроме Игоря ставить спинакер умеет только Миша, а он и так при деле – разбирается с запутавшимся такелажем у мачты и готовится работать с брасами.
– Спинакер пошёл!
Юра мощно, без лебёдки, вытаскивает парус на ветер.
– Закрутить стаксель!
Юра без лебёдки начинает закручивать стаксель. Тот не поддаётся. Юра упирается ногой в стенку кокпита и снова тянет. Стаксель закручивается почти на метр. Капитан отрывается от штурвала:
– Бегом стаксель убрать!
– Не сворачивается!
– Шкоты отдайте с лебёдок!..
Но уже поздно. Закрутка стакселя сломана. Спинакеру не хватает ветра и он начинает провисать, грозясь при этом запутаться в стакселе.
– Убирайте стаксель руками!
Степан с Андреем хватают стаксель в охапку, а Игорь пытается руками прокрутить барабан закрутки. Десять сантиметров вперёд, пять назад, вперёд, назад. Потихоньку скручивается. Мимо нас одна за другой проходят яхты из нашего дивизиона. Вот тебе и первые…
И всё-таки в этой гонке мы заняли девятое место из девятнадцати. Неплохой результат для начинающих. В тот же день за 300 евро отремонтировали закрутку – Юра потянул так, что поломал подшипники. Точнее, пластиковые шарики в них расплющились. За ужином произошёл «разбор полётов». Капитан:
– Неплохо, в общем, для начинающих, но медленно! Медленно!
Сергей:
– Кэп, Вы командуйте каждому: Сергей, делай то-то, Андрей, тяни вот это…
– Вы сами должны знать, что кому делать, я каждому всё показал и объяснил. Я за вас думать не буду. Включайте наконец свои мозги!
Третьим берёт слово Юрий. На предприятии он работает главным бухгалтером, солидный такой мужик лет пятидесяти:
– Кэп, Вы только не ругайтесь на нас так. А то вроде уважаемые люди все, с образованием, а вы на нас – «пидарасы».
И кэп выдал:
– Ты, Юра, не обижайся, ведь я же в хорошем смысле слова…
А дальше была вторая, третья, четвёртая гонка, и мы с каждым разом улучшали свой результат, заняв восьмое, четвёртое и шестое место соответственно. В результате – шестое общее место в дивизионе. Нам повезло, что мы попали к такому опытному, готовому передать все свои знания капитану.
На регате я понял: чтобы участвовать в таких соревнованиях, не обязательно быть спортсменом. Здесь свою нишу можно найти всем – и начинающим яхтсменам, и настоящим профи. Вероятней всего вы будете соревноваться в разных дивизионах. Здесь равны все, и всем интересно. Если кто не выиграл гонку или, например, чек на 500 евро в соревновании за лучшую оригинальную одежду для команды, то всё равно получил заряд положительных эмоций и большой опыт на будущее.
На прощальном вечере победителей награждали кубками и медалями. Но никто не чувствует себя проигравшим. Ведь само пребывание здесь – маленькая победа. Все фотографируются на память, обмениваются адресами и готовятся к новым встречам на морских просторах.
Утром марина начинает потихоньку пустеть: уходят в море яхты, разъезжаются экипажи. Ростислав Александрович пригласил меня с Михаилом ещё на одну традиционную осеннюю регату в город Гечек. Мы с удовольствием согласились и потихоньку приводили матчасть яхты в порядок, ожидая очередного экипажа. За последний месяц этот у меня будет третий по счёту. К обеду приезжают Надя и Максим, в яхтинге они не новички. Шестой стала Дарья. Она принимала участие в мармарисской регате, но в чисто женском экипаже. Может, тоже своего рода корпоратив? В хорошем смысле этого слова?
После обеда мы выходим в море, под утро становимся на муринг в заливе Скопеа. Стоянка на якоре здесь запрещена. Множество восхитительных бухточек, прелестные островки и всегда спокойная погода привлекают сюда яхтсменов, дайверов и любителей подводной охоты. В городе находится несколько марин. Нам нужна Д-марина. Именно она собирает участников регаты: стоянка, электричество, вода – бесплатно, интернет – платный. Швартуемся на указанное место. Команда после душа и завтрака уходит в город, капитан идёт регистрироваться на регату. Регистрация стоит 150 евро с яхты и 70 евро с каждого члена экипажа за вечерние мероприятия. За мариной открывается изумительной красоты комплекс вилл «Портвиль». Вдоль домов проходят рукотворные каналы с островками, на которых растут пальмы и цветы. Кроме этого, в комплекс входит вся инфраструктура – от детского сада до закрытого бассейна с подогревом и частного пляжа. Стоимость виллы соответствующая – от 500 тыс. евро за 100 кв. м. Здесь же находится пятизвёздочный «Свисс-отель». Марина очень ухоженная, много зелени и цветов. Регата здесь не такая масштабная, как в Мармарисе. На регату регистрируются около 50 бортов. Вечерние пати проходят под белым шатром, на зелёной траве – столики и стулья в белых чехлах. На каждом столе – ракушки и морские звёзды. Посуда – фарфор и стекло, никакого пластика. По периметру шатра развешаны сигнальные флажки и флаги стран – участников регаты. Охрана в белой униформе и галстуках. Выглядит всё очень торжественно. На еду и напитки выдали талоны – на вечер один талон на тарелку-аэродром еды и пять талонов на пять стаканов любого алкогольного напитка. После того, как все «отоварились», можно было подходить и брать всё, что угодно.
Гоночные дистанции мне показались здесь более интересными, чем в Мармарисе. Они проложены между живописными островами. Проливы между ними тоже очень интересные: одни хоть и узкие, но глубокие – проходили метрах в пяти от берега, другие были пошире, но с мелями, что тоже вносит некоторую изюминку в соревнования. И самое главное – ветер. Если в Мармарисе он более-менее был предсказуем, то здесь в каждом проливе или за каждым островом мог быть другого направления и силы – очень легко ошибиться с парусами. А ошибся – и ты уже не лидер. Зато всем, кто идёт следом, легче – заранее видят, какие паруса готовить. Очень интересно было поучаствовать! Тем более с опытной командой и таким капитаном, как Ростислав Новодережкин, Гонщик с большой буквы. Благодаря им мы заняли на регате второе место.
Однако не могу обойтись без претензий к организаторам.
Первое. Я не специалист, конечно, но не понравился такой момент: была гонка на длинной дистанции. Под конец гонки ветер ослаб, и она имела шанс затянуться. Финишировать успела только «Courrier du Coeur» Андрея Арбузова. Нам и нашим соперникам из Турции финиш закрыли перед самым носом – мы финишировали через несколько минут после закрытия. Обидно было. Целый день тратили силы на дистанции – и всё впустую. По радио объявили гонку, как не состоявшуюся. Но вечером узнали, что Арбузову всё-таки начислили 10 очков, а всем остальным по одному. Это ничего не решало, но получилось, что гонка состоялась только для одной яхты с высоким гоночным баллом.
Второе. Могли бы победителям регаты и по медальке дать. Мне, например, это пригодилось бы не для хвастовства: дома жене было бы гораздо легче объяснять, почему я вместо десяти дней, как обещал, приехал домой через месяц. Не поверила, что всё это ради того, чтобы стать настоящим гонщиком. В хорошем смысле этого слова.

Руслан ДАНИЛЮК.
Фото автора и Alexandra Scarlatou (Icarus Sailing Media).